100 шагов на пути построения современного Казахстана

В мае 2015 года Елбасы Н.А. Назарбаевым был предложен План институционального реформирования нашей страны путем реализации «100 конкретных шагов», который направлен на реализацию «Пяти институциональных реформ»,что предполагает выполнение стратегической задачи по построению современного, правового и динамичного Казахстана – «Мәңгілік Ел».

В связи с этим хотелось бы отметить интересную оценку зарубежных экспертов (Д. Бичейн, Р. Кевлиан и других) о том, что стабильное, мирное и прагматичное государственное строительство в независимом Казахстане стало возможным благодаря продолжительности и, соответственно, возможности проведения единой государственной политики под руководством Президента Казахстана Н.А. Назарбаева. Поэтому План нации «100 конкретных шагов» сегодня целесообразно рассматривать как продолжение стратегического курса по строительству современного государства.

В ходе изучения международного опыта обращает на себя внимание тот факт, что в сегодняшних передовых развитых странах Европы процесс государственного строительства занимал несколько веков, и в целом оно подразумевало прохождение двух основных этапов развития, таких как сам процесс государственного строительства и на базе последней процесс национального строительства.

Относительно Казахстана и объявленных «Пяти институциональных реформ» следует отметить, что данные реформы по своей сути уже включают исторические процессы, которые относились к двум этапам государственного строительства в Европе. Если следовать примеру исторического развития Европы, то к первому этапу развития институционального реформирования в Казахстане относились бы такие направления, как «формирование государственного аппарата», «обеспечение верховенства закона» и поддержание «экономического роста». Во второй этап должны были бы войти реформы, направленные на национальное строительство, такие как совершенствование гражданских институтов для продвижения идеи открытого, «подотчетного государства» и меры, направленные на формирование «единой» национальной казахстанской идентичности.

Однако, учитывая тот факт, что Казахстан обрел свою независимость практически всего лишь четверть века назад, а также скорость развития современного общества и мировой интеграции, нашей стране предстоит прохождение данных исторических процессов государственного строительства через один этап – реализацию объявленных «Пяти институциональных реформ».

Сегодня Казахстан действительно достиг того потенциала и возможностей, которые предполагают переход нашей государственности на новый уровень, который заключается в укреплении единой национальной идентичности и чувства гражданственности, ответственности и патриотизма среди казахстанцев, а также модернизации имеющихся государственных и общественных институтов. Предложенный Главой государства План нации «100 конкретных шагов» является возможностью по институциональному реформированию и укреплению нашего общества. Поэтому, учитывая важность объявленных институциональных реформ для Казахстана, хотелось бы изучить широкий мировой опыт и историю институционального развития других стран.

  1. Общественные институты

 История появления общественных институтов связана с давним вопросом государственного строительства – где провести «золотую линию», которая гармонично определяла бы начало частной жизни граждан и степень их вовлеченности в жизнь общества, в дела государства. Этот вопрос был и продолжает быть предметом обсуждения многих авторов и мыслителей.

С этой точки зрения интересен пример, приведенный писателем Амартиа Сеном, в котором он описывает появление общественных институтов в древней Индии. Согласно автору, во времена правления императора Чандрагупта в IV веке да нашей эры было написано знаменитое повествование «Артасастра» (‘Arthsastra’ в переводе означающее «политическая экономика»), в котором основное внимание было уделено важности строительства и поддержания функционирования «социальных институтов» в обществе. Согласно «Артасастре», наличие именно общественных институтов предопределяет успешность в регулировании политических преобразований и эффективность в достижении экономического развития в обществе. Более того, «Артасастра» отмечало огромную роль, которую играли институты и институциональный подход в формировании основ общественных законов, традиций и норм поведения во взаимоотношениях людей своего времени. Как отмечал А. Сен, когда позднее в древней Индии были проведены изменения в сторону либерализации социальных институтов, кодекс традиций общественных взаимоотношений, заложенных в период написания «Артасастры», был сохранен. Поэтому с древних времен во многих странах социальные институты имели огромное значение в процессе государственного строительства и управления.

  1. Концепции институционального развития

В целях достижения наилучшего результата для Казахстана от предполагаемых институциональных реформ интересно рассмотреть опыт взаимодействия институтов и общества, которые существовали в начале институционального развития в Европе.

Институциональное развитие в Европе базировалось на размышлениях европейских мыслителей и в основном имело два направления в понимании роли институтов в обществе. Первое направление называлось «теоретический институционализм», который был предложен такими авторами, как Томас Гоббс, Жан-Жак Руссо, Джон Локк и Эммануил Кант. Они выступали за развитие именно понятия «социального контракта» в обществе. Согласно данной концепции, роль общественных институтов должна быть направлена на создание условий для правового общества, концентрируя внимание на особенностях конкретного общества и его социального контекста.

Второе направление институционального развития в Европе определялось как «сравнительный институционализм» и было предложено такими авторами, как Адам Смит, Джереми Бентам, Карл Маркс и Джон Стюарт Милль. Согласно авторам, эта концепция не была направлена на анализ развития конкретного общества и построения на ее основе «теоретической» модели развития институтов, а больше была направлена на изучение опыта других стран для последующего заимствования и использования их модели институционального развития.

В то же время среди европейских мыслителей преобладало мнение, что для реформирования и построения собственной институциональной системы для любой из стран, помимо этих двух направлений, необходимо учитывать то обстоятельство, что в общественном развитии имеются неинституциональные характеристики, такие как фактор человеческого поведения и традиционный уклад общественных отношений. Поэтому в европейских странах к вопросу институционального реформирования было уделено особое внимание именно в части детализации процесса институционального реформирования.

Особенности каждого из направлений институционального развития заключались в их целях. Например, «теоретический институционализм» в связи с теоретическим моделированием преследует цель именно возможности общественной реализации теоретической модели «институционального социального контракта» в общественном развитии, тогда как «сравнительный институционализм» направлен на поиск наилучших моделей институционального развития для их последующей адаптации.

Однако если проводить сравнение между двумя направлениями, в этом случае первое направление «теоретического институционализма» имеет больше преимуществ для институционального реформирования в связи с тем, что в процессе исследования и построения теоретической модели на примере конкретной страны происходит выявление новых подходов и деталей, которые впоследствии дают возможность для более глубинного реформирования общественных институтов. В этой связи целесообразнее и полезнее нашему обществу использовать именно концепцию «теоретического институционализма» в процессе институционального реформирования. Более того, необходимо добавить, что современная политическая мысль базируется практически на концепции «теоретического, контрактного институционализма», так как «сравнительный институционализм» был использован чаще всего для устранения временных социальных неравенств или улучшения условий жизни уязвимых групп общества.

  1. Институциональное реформирование в Казахстане

Как показывает европейский опыт институционального развития, процесс построения общественных институтов отличителен для каждого общества, и он должен учитывать специфику каждой страны в отдельности. Относительно нашей страны хотелось бы особенно отметить тот факт, что по сравнению с европейскими странами Казахстан имеет другую траекторию исторического развития. Более того, это важно отметить, что на сегодняшний день в мировой научной литературе не имеется единой определенной теоретической модели постсоветской трансформации, в том числе включая модель институционального реформирования. Поэтому, учитывая эту особенность, нашей стране необходимо рассмотреть возможность применения одновременно двух направлений институционального развития «теоретического» и «сравнительного» в целях включения лучших сторон обеих концепций для получения возможности построения собственной модели институционального реформирования, в то же время привлекая лучший мировой опыт институционального развития.

Одной из наиболее привлекательных сторон изучения мирового опыта является возможность оценки того, как развиваются, например, общественные институты Казахстана по сравнению с другими странами. Наиболее приближенной и практичной среди примеров из школы «сравнительного институционализма» является концепция английского теоретика Джона Стюарта Милля. Согласно его философии «утилитарианизма», основной смысл реформирования и развития общественных институтов должен быть направлен на удовлетворение ожиданий и интересов большинства граждан страны. Данная концепция Д. Милля отличается преобладанием прагматичного подхода в изучении вопроса общественного развития.

В этом отношении необходимо отметить, что в целом современная научная мысль относительно институционального развития построена на концепциях, направленных на определение взаимоотношений гражданина и общественных институтов. Другими словами, это современный подход в определении той «золотой линии», которая является показателем того, насколько удовлетворены ожидания человека от его участия в общественной жизни, а также насколько это участие соответствует общественным интересам. В этом практическом отношении Д. Милль придал огромное внимание исследованию взаимоотношений человека и общественных институтов. Согласно английскому ученому, именно институты несут моральную и основную ответственность в определении характера взаимоотношений между обществом и населением. Для Д. Милля было крайне важно, чтобы государство в лице институтов было активно вовлечено в данный процесс формирования взаимоотношений с гражданами и задавало «повестку дня» этих отношений в первую очередь через пропаганду понятия об «ответственном человеке-гражданине» своего общества. Эта работа предполагала целенаправленный и системный подход в деле совершенствования образовательной и научной сферы общественной жизни, так как в понимании Д. Милля становление человека в первую очередь происходит в период получения образования, а после завершения учебы через процесс самообразования, в котором он сам начинает изучать научную, познавательную и другую литературу. Поэтому английское правительство активно поддержало и предоставило широкие возможности общественным институтам в их стремлении формирования открытого обсуждения насущных социальных вопросов в СМИ, которые также давали возможность закрепления ответственности как государства и общественных институтов, так и каждого гражданина. Эта практика обсуждения социальных вопросов общественными институтами во взаимодействии с гражданами страны позволила усилить устойчивость общественных отношений и в целом британского общества, поскольку каждый гражданин мог участвовать, быть вовлеченным и нести ответственность в общем деле.

Среди поздних работ относительно институционального реформирования интерес представляет книга Джона Голбрайта «Американский капитализм» 1952 года, которая продолжила традицию прагматизма Д. Милля и развивала мысль о необходимости и правильности практики взаимодействия институтов с гражданами, призывая к увеличению прагматичного взаимодействия между институтами и населением. В понимании Д. Голбрайта именно такой подход позволил США развить сбалансированную институционально-политическую среду, которая впоследствии способствовала укреплению традиций баланса между ветвями государственной власти и в целом положительно влияла на общественно-политическую систему страны. Поэтому, как показывают примеры Великобритании и США, укрепление общественных отношений происходило в первую очередь через реформирование и развитие институтов общества.

С этой точки зрения необходимо отметить, что План нации «100 конкретных шагов» представляет собой сто прагматичных и действенных шагов по реформированию пяти институциональных направлений в жизни нашего общества, которые предполагают вовлечение во все сферы жизнедеятельности. Как мы видим, и это важно подчеркнуть, что в целом объявленные «Пять институциональных реформ» закладывают традицию казахстанской модели утилантарианизма и институционального развития страны.

В этом смысле следует отметить, что значительное число пунктов Плана «100 конкретных шагов» были посвящены именно запуску новых общественных институтов в пяти направлениях казахстанского общества. Вкратце можно отметить, что в первом направлении «Формирование профессионального государственного аппарата» – это закрепление системы регулярного обучения государственных служащих и внедрение новых этических правил с введением должности уполномоченного по вопросам этики. Во втором направлении «Обеспечение верховенства закона» – это создание отдельного судопроизводства по инвестиционным спорам и международного арбитражного центра AIFC, а также местной полицейской службы. В третьем направлении «Индустриализация и экономический рост» – укрепление института бизнес-омбудсмена для защиты интересов предпринимателей. В четвертом направлении «Идентичность и единство» – разработка патриотического акта «Мәңгілік Ел», проекта гражданской идентичности «Менің Елім», проекта Ассамблеи народа «Большая страна – большая семья» и национального проекта «Нұрлы Болашақ». В пятом направлении «Формирование подотчетного государства» – разработка Закона о доступе к информации, внедрение самостоятельного бюджета для местного самоуправления, усиление роли общественных советов при государственных органах, а также создание государственной корпорации «Правительство для граждан» с функцией предоставления единых государственных услуг. Это короткое перечисление институциональных нововведений, отраженных в Плане «100 конкретных шагов», показывает, что страна выбрала конкретный и верный путь преобразования и институциональных реформ общества, которые прагматичны, своевременны и отвечают интересам народа Казахстана. Для реализации намеченного Плана нации создана Национальная комиссия по модернизации при Президенте страны, которая состоит из пяти рабочих групп по соответствующим направлениям институциональных реформ.

Таким образом, намеченные институциональные реформы обрели поистине национальный масштаб в нашем обществе. Этому способствовала личная воля, стратегическая дальновидность и руководящая роль Главы государства. Казахстанцы верят в реализацию «Пяти институциональных реформ» и Плана «100 конкретных шагов», и свидетельством этому является единогласная поддержка гражданами Казахстана политики Президента страны Нурсултана Назарбаева на прошедших президентских выборах. Институциональные реформы и план «конкретных шагов» по их достижению – это стратегическая модель нашего государства по вхождению в число самых развитых, динамичных и правовых государств мира.

Источник: частично опубликовано на http://presidentlibrary.kz/?p=3866&lang=ru

Институциональное развитие Казахстана

«Қажет шексіз білім, ақыл, даналық,

Қолға алуға дүниені қаратып»

Жусуп Баласагуни. «Құтты білік»

В начале марта 2015 года на XVI съезде партии «Нур Отан» Елбасы Нурсултан Назарбаев объявил о своем участии во внеочередных выборах Президента Республики Казахстан. Глава государства предложил свою предвыборную программу, которая направлена на последовательное проведение «пяти институциональных реформ» в нашем обществе.

В одной из бесед с английским профессором П. Фердинандом, автором концепции «транзита от развивающейся страны к конкурентоспособному государству», я поинтересовался, почему современным государствам необходимо проведение институциональных реформ? Почему необходимо разрабатывать специальные «модели» развития? Ведь модернизация общества и реформы проводятся людьми. Профессор ответил, что реформы привносятся лидерами, но дальнейшее их развитие и преемственность зависят от институтов.

В качестве примера важности реформирования институтов хотелось бы привести развитую Германию в период с 1990 по 2000 год. В этот период в немецком обществе остро обсуждался вопрос о том, какой путь должна избрать Германия, чтобы продолжать свое развитие. Возможно, это покажется удивительным и даже неправдоподобным, что страна с самой сильной экономикой в Европе была вынуждена вынести на обсуждение этот вопрос. Однако подобное происходило по следующей причине. Согласно немецким исследователям (Б. Хомбак, Р. Дахендорф, А. Гидденс, М. Ленард), общество Германии в начале 90-х годов XX века посчитало, что является самым передовым государством в Европе и решило, что оно может закрепить существующее развитие. Однако к 2000 году, по признанию самих немцев, социально-экономическая модель страны стала одной из самых беспросветных и саморазрушительных, и требовала немедленного реформирования. Это стало следствием того, что имевшаяся социальная модель уже не предусматривала необходимости дальнейшей модернизации и реформирования общества. В результате Германия приобретала черты застойности и прогрессирующей бедности. Популярная книга немецкого публициста, писателя и журналиста Юргена Рота, вышедшая в тот период, описывала Германию как отсталую страну в социальной, культурной и политической жизни. Только за период c 1990 по 2000 год из Германии эмигрировало около 900 000 молодых немцев, подобного не происходило со времен окончания Второй мировой войны. Главной причиной своего отъезда немецкая молодежь называла «застывшее» состояние общества и отсутствие перспектив. Это было ценой Германии за отказ реформирования общественных институтов всего лишь в течение одного десятилетия.

Последствием «застывшего» состояния для Германии стало возникновение постоянных споров в политических и экспертных кругах относительно дальнейшего развития. По признанию немцев, это привело к тому, что у страны не оказалось четкого плана по преодолению проблем, связанных с экономикой, упадком благосостояния немцев и формулировкой собственной позиции относительно событий, происходящих в мире. Когда в конце 90-х годов XX века в Германии была объявлена идея о построении «нового общества», немцев прежде всего интересовали понятные и конкретные меры по улучшению их собственной жизни и жизни общества, в котором они живут.

В случае с приведенным примером вспоминается притча. Однажды одного суфия спросили о секрете его мудрости, и в чем он видит различие между собственным разумом и разумом других людей. Он подумал и ответил: «Если люди ищут иголку в стоге сена, то большинство из них останавливаются, как только найдут ее. А я продолжаю поиски, обнаруживая вторую, третью, и если повезет, даже четвертую и пятую иголки».

Поэтому сегодня, несмотря на достигнутые успехи и имеющиеся результаты, очень своевременным и правильным является то, что Лидер Казахстана Н.А. Назарбаев в своей предвыборной программе закладывает четкое видение поэтапного развития Казахстана в долгосрочной перспективе и выдвигает на будущее большие цели для общества в таких программных документах, как Стратегия «Казахстан-2050» и программа новой экономической политики «Нурлы жол».

Поиск модели реформирования

 Во время обучения в Великобритании мое исследование включало в себя и изучение постсоветского региона. Мне было интересно понять, как развивается наша страна, каким путем движется Казахстан.

В традициях западной модели образования чрезвычайно развит подход сравнительного анализа (comparative analysis), когда на основе имеющейся литературы идет многостороннее изучение объекта исследования – Казахстана, сравнение с другими странами и определение модели его развития.

Радостным открытием для меня стал тот факт, что Казахстан пользуется большим интересом в среде международных экспертов и исследовательских кругов, так как имеется достаточное количество литературы. Основываясь на анализе, я сделал свое заключение о том, что Казахстан сегодня развивается поступательно и прагматично и поэтому является одним из наиболее успешных государств бывшего СССР. Интересным было и то, что о многих достижениях собственной страны я узнавал из зарубежных источников. В научном лексиконе иностранных авторов часто встречаются такие термины, как state-building (государство-строительство), nation-building (построение национальной политики), institutional building (построение общественных институтов). В целом, по оценкам иностранных экспертов Казахстан как государство состоялось. Следует отметить, что слово building переводится как «строительство» или «здание». Поэтому наш общий «дом» – Казахстан – уже построен. Дальнейшее институциональное реформирование означает, что мы стремимся жить в современном, высоком и уютном доме.

Однако выбор модели развития совсем не прост. В качестве примера этого хочется привести опыт передовых европейских стран.

Времена, когда граждане были ослеплены политическими идеями и лозунгами, в мире проходят, и сегодня для людей становится важным наличие прагматизма в государственной политике. Парадокс заключается в том, что конкретной модели успешного развития практически не остается, так как теперь залогом успешного развития становится возможность постоянной модернизации и эффективность государственных институтов.

В случае Европы реформирование осложнялось тем, что после прекращения идеологического противостояния между капиталистическим и социалистическим строем возникла необходимость реформирования самой европейской модели развития – социально-демократической, которая не была удачной. Сегодня европейцев интересует, как их страны предполагают идти по пути дальнейшего развития в условиях растущих темпов глобализации. Сам рыночный принцип саморегулирования не решает все аспекты жизни общества. Поэтому с середины 90-х годов XX века европейская модель развития находится в «транзитном» состоянии. Как видим, «институциональные реформы», предлагаемые Президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым, являются велением своего времени и основой будущего прогресса.

Пять институциональных реформ

«Қалың елді ұлылықпен билегін,

Сол билікпен – ұлы бектік, күйлі елің!»

Жусуп Баласагуни. «Құтты білік»

 Интересно, что выдающийся мыслитель тюркского мира Жусуп Баласагуни в своей работе «Кутадгу билиг» («Благодатное знание»), написанной в 1069 году, огромное значение придавал роли правовых, законодательных и общественных институтов.

Идея «нового общества», которая была предложена в Германии после трудных «застойных» лет, заключалась в том, что новый толчок в развитии немецкого общества исходил не только от государства или государственных институтов, но также и от участия активных и неравнодушных граждан страны в реформировании Германии и институтов «нового общества».

В связи с этим хочется коротко рассмотреть и поделиться своим пониманием «институциональных реформ», предложенных Главой государства.

Строительство современного государства. Важность данной реформы, как мне кажется, заключается в вопросе, насколько государственный аппарат может справиться с теми вызовами, которые могут возникнуть перед Казахстаном. Учитывая приведенный опыт Европы, хотелось бы отметить, что с момента распада СССР для постсоветских стран, ставших независимыми, не было ранее изученной и готовой «модели» перехода от социлизма к новому государственному устройству. К слову сказать, такой модели до сих пор не существует. В связи с этим, как отмечают международные эксперты, руководство Казахстана во главе с Президентом Н.А. Назарбаевым в первые годы независимости было вынуждено проводить сложные институциональные реформы, опираясь на собственное понимание и опыт управления. По словам зарубежных экспертов, много позже международные институты и организации станут изучать казахстанский опыт как пример постсоветского транзита. Поэтому наша страна, актуализируя реформы, продолжает проводить последовательную политику укрепления государства.

Верховенство закона и защита прав собственности. Данное направление является логическим продолжением институционального реформирования Казахстана.

На сегодняшний день одной из привлекательных сторон правового развития в Европе является наличие института договорного права (Contract law). Данный институт выступает залогом создания наилучшего бизнес-климата в европейских юрисдикциях. Связано это с тем, что иностранный предприниматель, который приезжает в Европу, знает, что если он уплачивает установленный законом налог и исполняет свои договорные обязательства, то он может больше не переживать по поводу сохранности и защищенности своего бизнеса. Этому также способствовало то, что contract law сегодня изучается как отдельный предмет во многих университетах Европы. В свою очередь данное институциональное преимущество помогает эффективной работе европейских судов и правоохранительных органов и в итоге создает преимущественные условия для привлечения инвестиционного капитала.

Устойчивая экономика. Экономическая модель Казахстана создавалась одновременно на фоне трех важных и непростых транзитов. Во-первых, это был переход от коммунистической к новой суверенной модели государственности Казахстана. Во-вторых, демографическое и этническое изменение населения страны, когда значительная часть специалистов эмигрировала на свою историческую родину. И наконец, переход от советской модели экономики к рыночным отношениям.

В оценках постсоветского развития Казахстана международными организациями ставился вопрос о том, насколько экономический успех Казахстана был связан с успешным проведением рыночных экономических реформ и насколько с доходами от роста цен на экспортируемые энергоресурсы. Например, в ответ на этот вопрос анализ мировых цен на нефть за период 1991-2000 годов показал, что цена сохранялась в отметке 25-35 американских долларов, и только к концу 2000-х годов выросла до отметки 139 долларов за баррель, тем самым подтверждая, что экономика Казахстана улучшалась за счет проводимой модернизации. В связи с этим можно утверждать, что новая экономическая политика Главы государства «Нурлы жол» представляет собой продолжение курса реформирования экономики.

Укрепление казахстанской идентичности. На сегодняшний день в странах Европы идут серьезные дискуссии о том, какую национальную политику следует продвигать: этническую (на основе конкретной национальной характеристики) или гражданскую (на основе территориального признака), поскольку национальная политика определяет собой идеалогическое, стратегическое и институциональное развитие государства. В то же время в мировом экспертном сообществе часто задаются вопросом, почему сегодня так актуализирован вопрос о национальном разделении, в то время как цель «государство-образование» становится все менее спорным в связи с усилением процессов глобализации и интеграции. Кто и как определяет, что такое «национальная идентичность»? Поэтому идея Нурсултана Назарбаева «Мәңгілік Ел» о вечном государстве является общенациональной институциональной идеей, которая действительно смогла объединить граждан страны и направить их силы на созидательное развитие общества.

Существует много определений и форм национализма в зарубежной литературе, и от казахстанцев зависит, какую формулу они предпочтут для себя. На мой взгляд, самым приемлемым и в целом прагматичным для Казахстана является форма так называемого «естественного национализма» (banal nationalism), который проявляется именно в ежедневной общественной жизни. Как можно заметить, в Казахстане национализм выражается в толерантности и дружбе народов. Практика показала, что наиболее значительным достижением Казахстана является институционализация межэтнических отношений путем создания специального института – Ассамблеи народа Казахстана. Главными особенностями Ассамблеи являются гарантированное представительство интересов этнических групп в высшем законодательном органе – Парламенте страны, поддержка триединства в языковой политике, проведение Съездов лидеров мировых и традиционных религий в Астане и многое другое.

Институционализация общественных отношений. Основной упор в предвыборной программе Президента Казахстана Н.А. Назарбаева сделан на реформирование государственного аппарата и общественных институтов в нашей стране.

Древнегреческий философ Аристотель писал, что все в природе имеет свою конечную цель. Если граждане объединяются в государство, в общество, следовательно, они живут с надеждой и ожиданием большего процветания и развития. Основываясь на работе Аристотеля, Руссо в своей работе «Социальный контракт» отмечал, что общественное согласие, например, единогласная поддержка населением предвыборной программы главы государства в свою очередь формирует «единую волю» (general will) страны. Это создает суверенность политики государства (body politic), согласно которой глава государства имеет право проводить реформы и модернизацию страны.

Существует множество видов современных теорий о построении государства, которые были предложены в ХХ веке. Среди них наиболее своевременной и практичной является теория австрийского и британского философа и социолога Карла Поппера, который рассматривает само государство как «открытый институт», так как в его понимании государство должно всегда оставаться открытым для решения ежедневных проблем населения и общества. В целом, во всех концепциях государственного строительства можно выделить единую основу – это верховенство закона.

Таким образом, рассмотрев предвыборную программу Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева, направленную на проведение необходимых долгосрочных институциональных реформ развития Казахстана, можно с уверенностью сказать, что основным критерием успешного государства и гармоничного общества выступает наличие видения долгосрочного институционального реформирования, а также предоопределение вектора успешного и гармоничного будущего нашего общества, которые и выступают стержнем предвыборной программы Лидера Нации Н.А. Назарбаева.

 

Источник:  http://ia-centr.ru/expert/20810/

Cosmo-formula for cadres

The President of Kazakhstan has established a new aim for the industrial and innovative development of the Kazakhstani economy through impoverishment of new business ideas. The President’s vision is highly supported by the young generation of Kazakhstanis, as it aims to improve young people’s futures.

Today there are three factors which are needed for the development of the Kazakh state. Firstly, the different social groups in Kazakhstan need to be united by a single will. Secondly, there should be a strong state policy which strengthens national interests. Thirdly, human capital must be developed;  otherwise, education of young patriotic generation of professional administrators, governors. The last point is crucial, as it affects the possibility of innovative and industrial modernization of Kazakhstan and the implementation of all significant plans, which can only become real if there are people who can fulfil those plans.

In this regard it is interesting to recount the story of the father of Abai, who was the greatest Kazakh poet, philosopher and thinker. His father Kunanbai was the governor of the Semey region in Eastern Kazakhstan. Kunanbai was educated and was a rich aristocrat, who gave much attention to the education of the young generation. It is known that Abai was able to receive both an Islamic and a European education because of the help and will of his father. Kunanbai supported talented youth, which then became a feature of the personal character of Abai. Many Russian thinkers who were travelling or living in Eastern Kazakhstan, scientists and politicians who were arrested by the Tsarist regime and sent to Kazakhstan, and Kazakh poets were all guests of Kunanbai. Abai used social occasions for his own self-development with the aim of increasing his knowledge, as a person learns more useful information during a live discussion than by being part of the audience for a lecture.

Being the sultan (governor), Kunanbai was a strong organized person and administrator with a strict character. It is useful to study his method of administration, as it shows how Kunanbai was trying to raise responsible, patriotic and skilful young Kazakhs. The valuable notion was that Kunanbai was always trying to participate in special events and weddings of young people, who were living on his territory. At the same time, Kunanbai gave presents to young married couples in the form of cattle or other domestic equipment. However, the most significant thing was that Kunanbai gave land to new families with the aim of developing young husbands’ administrative skills and underpinning their love for their native land and their responsibility for the wellbeing of their relatives. However, the only requirement which Kunanbai requested from married couples was a careful attitude to the land that had been given to them. If the young couple could not take good care of the land, then Kunanbai had a right to return it and entrust the land to another couple. The main criterion for Kunanbai was effective administration of his territory (Kipshakbaiyev, 2009).

According to the tradition of nomads, it is vital to change the area of land on which people are living and breeding their cattle, as the constant use of a certain area of land slowly but surely destroys the livability of that land. The reproduction of cattle and its growth also depends on organizational skills. Through this practice, Kunanbai was trying to show that land and resources could not be administered in a careless way.

Nowadays, living in a market economy, it seems that Kunanbai was acting in the right way. When the person feels that he owns property, he starts to value and care for his or her possession and thinks how to enlarge it and at least to save what he or she has already got. Sometimes, looking at the actions of so-called “top managers”, who have administered national wealth poorly, there is a wish that ‘the principle of Kunanbai’ had applied to them. If you are not able to manage the resources which were entrusted to you, be honest and give the opportunity to another person who would manage it properly and with responsibility.

There was an attractive fact in the history of the Russian Empire, when Tsar Nikolai II used to collect reports from Government members and regional governors during his holidays at his residences. It was usual that the Emperor did not have enough time to read them all. Moreover, many of those reports had similar content to each other and were repeating statistics of the preceding years. However, the reports were necessary to show the progress of work implementation over a certain period of time, even if Emperor Nikolai was not interested in them. Nevertheless,  the Emperor once took a letter in which a regular governor of one of the Russian provinces, Stolypin, was describing the mechanisms of the modernization of the Empire. Peter Stolypin soon became the Prime Minister of the Russian Empire and with the support of Emperor Nikolai had the chance to make many effective and significant decisions that would benefit the state. After the reforms, which Stolypin initiated, the Emperor of Prussia, Wilhelm, told Nikolai during a private conversation that the social and economic reforms of the Russian Prime Minister were much more effective than the policies of his famous Prime Minister, Bismarck (Solzhenitsyn, 2008: 5–143). It was a personal talent of Nikolai to discover, mark and promote skilful  administrators of new formation.

Today, contemporary Kazakh literature and academic papers try to reflect the diversity and complexity of the Kazakh nation’s history and culture. It is important to admit that  according to local critiques it seems that today in Kazakh society there is much focus on the materialistic side of social life, rather than on art, science and knowledge. Therefore, there is a real necessity for the spiritual and mental enrichment of the young generation.

Recently, historian and writer M. Suleimanov (2009) wrote a book devoted to the ancient formula of the great Genghis Khan, which was universal in Kazakh steep. The author described the principles that were the main criteria for Khan in his training of future administrators for his Empire.

Thus, Genghis Khan was always dividing personalities into two kinds.The first kind consisted of individuals who, in his opinion, were truthful to their occupation and were real professionals, whereas the second kind of people acted only in terms of their own self-interest and not in the interests of the state and of society members. Khan gave much attention to the issues of morality among his entourage.

Moreover, today, due to research, a large audience has become familiar with the ancient nomadic principles of state administration, such as ‘Jasa’ of Genghis Khan and the ‘Power’, ‘Authority’ and ‘Army’ of the past. It is notable that all these principles had one common feature: the aim of finding and supporting people who were faithful and displayed honour and morality in their profession, and for whom it was important to implement their task honestly, rather than to seek material benefits. According to Suleimanov, Genghis Khan named such personalities, who were faithful and reliable, the ‘ar isi’ (which in the ancient Kazakh language meant “truthful and responsible execution”) (Suleimanov, 2009: 23). Afterwards, this term was used in the 1930s in Nazi Germany to indicate the “nation of higher origin”, also known as the ‘Aryan race’ (Wildman, 1996: 87). However, initially, in the era of Genghis Khan, this terminology was in use for the description of a person with distinctive professional and moral traits and strong administrative skills.

Genghis Khan saw people who were mainly occupied with their self-interest, who had a wish for material possession and personal safety and lacked dignity, as potential traitors. In Genghis Khan’s belief, such people were honest with their rulers only because of fear. At that time it was the ruler’s priority to deprive properties of their men. Therefore, such people were not seeing beyond the limits that were identified by their masters. That was the reason why Genghis Khan supported and encouraged initiative, creativity and bravery in his people’s decisions concerning military or public questions. People who only cared about their self-being and their self-preservation could not be inventive and useful for society. Therefore, it was natural for Genghis Khan that such people could easily betray their masters purely because of the wish to increase their own material possessions and avoid any responsibility or obligation. Therefore, Khan found such people to be ‘psychological slaves’ and was forced to dismiss them from his state apparatus, and from the right to govern the population of his Empire (Myzun, 2005, in Suleimanov, 2009: 124).

Moreover, during his invasions of new lands and states, Genghis Khan attracted to his side those opponents who fought with him until the last moment of battles and who were devoted to their former governors. Such people, Genghis Khan believed, would adhere strictly to their beliefs in any situation, and with the help of such individuals, Khan began to build his Empire (Kalashnikov, 1985: 337).

Khan was facing those difficulties which governors often meet when they form the state apparatus. Most of the representatives of the nomadic elite were opposed to Genghis Khan’s attempts to centralize and institutionalize the state power and strengthen the role of the state among tribes. Certainly, those representatives did not care about the state, as they were mainly concerned with their status in society, with their power, and were not thinking about a united and powerful country. Aristocracy was seeking independence and sovereignty from the state. However, Genghis Khan was aware of the destabilizing moods of people in power and therefore made necessary decisions by replacing the representatives of the old aristocracy with new ones. Despite a constant, exhausting search lasting 30 years and which experienced many difficulties and mistakes, Genghis Khan was able to find talented and skilful commanders and governors for his Empire, people whom he later named as the real ‘aristar’ or “aristocrats of the spirit”. At first many of the new ‘aristar‘ did not support Genghis Khan. However, seeing his truthful reign, they accepted his power later. The 30-year period defined individuals for Khan, who had in his perception a moral right to govern the state. Certainly, it was uneasy for Khan to accept the fact that the process of selection was followed by a constant war among tribes and groups, but this was a way to identify the “real” state administrators (Suleimanov, 2009: 164).

One of the key principles of Genghis Khan’s method of administration was objectivity. This notion underpinned the practice of Khan judging and assessing both the old and the young without concern for their material prosperity and rank. This practice enabled young talented public administrators to reach high governmental positions, as Khan listened to their knowledge and thoughts. For instance, nowadays there are many sources which admit the talent, humaneness and strategic mind of Zhaushy, the first son of Genghis Khan, who was greatly respected by Kazakhs for his deep knowledge of the issues of governance and therefore was named the ‘Alash-khan. It was to Genghis Khan’s credit that he could teach his son Zhaushy in such a way (Suleimanov, 2009: 191).

The issue under discussion is significant for Kazakhstan, as there are difficulties in the region. In the post-industrial twenty-first century, the region is faced with problems of rapid growth of population and scarcity of resources, including limited water, land and natural resources. Therefore, the issue of the formation of skilful and intellectual cadres becomes crucial and decisive.

In conclusion, it is worth admitting that today Kazakhstan needs in highly professionals and idelogical patriots, in skillful administrators of public sector, of social affairs and of strategic national resources. In the next few years it is extremely important that Kazakhstan modernize its social and economic potential, strengthen its democratic institutions and underpin its political course. These intentions are possible only if the state has young people who are qualified and eager to lead the country with enthusiasm in the new era of challenges and responsibility.

 

Bibliography

  1. Myzun, U. (2005). ‘Khans and Governors’ The Golden Orda and Russian knyazhestva’, in Suleimanov, M.H. (2009). ‘The era of Genghis khan in Kazakh history’. Zerger Ilyas Press, Almaty, Kazakhstan.
  2. Kalashnikov, I.K. (1985). ‘The cruel century‘. The Sovremennik Press. Moscow, Russia.
  3. Kipshakbaiyev, N.K. (2009). Conversaition on the ‘Story about Kunanbai‘. Noverber, 2009. Astana, Kazakhstan.
  4. Solzhenitsyn, A.I. (2008). ‘Tsar. Stolypin. Lenin‘. U-Factor Press. Moscow, Russia.
  5. Suleimenov, M.H. (2009). ‘The era of Genghis khan in Kazakh history‘. Zerger Ilyas Press. Almaty, Kazakhstan.
  6. Wildman, S.M. (1996). ‘Privilege Revealed: How Invisible Preference Undermines America’. New York University Press. The United States.

 

Source: http://www.centrasia.kz/en/post/view?id=2977

«Казахстан-2050»: ориентир на развитие гражданского общества

«Время есть величайший из новаторов».

Роджер Бэкон

В связи с «глубиной происходящих в мире трансформаций» в 2012 году Президентом Республики Казахстан Н. А. Назарбаевым была выдвинута долгосрочная Стратегия развития Казахстана до 2050 года, ключевым положением которой стало построение сильного казахстанского общества. Государству отводится особая роль, которая заключается в реализации долгосрочного развития нового стратегического курса нации.

Изучение общественных отношений и стремление к их совершенствованию путем улучшения общественно-политических институтов начинается со времен античных философов. Демокрит, Платон, Аристотель, Цицерон и многие другие занимались исследованиями социума. К примеру, Аристотель отмечал, что человек – это политическое существо, которое развивается наилучшим образом и раскрывает собственный потенциал наиболее полно, живя в обществе. Такое состояние он именовал как «teleious».

Современная философия направлена на либерализацию социальных отношений. С этой точки зрения наиболее выразительной, на мой взгляд, является концепция Карла Поппера – «The Open Society» («Открытое общество»), центральной идеей которой является постоянный «процесс удовлетворения социальных потребностей». В контексте нашей страны, как мне видится, нынешние социальные предпочтения граждан определяются именно «открытостью» социальных возможностей для них.

На сегодняшний день Казахстан как суверенное государство добился значимых социально-экономических результатов. В то же время политическая сфера представляет собой стабильный курс развития, направленный на модернизацию Казахстана в XXI веке. Самое главное, по моему мнению, Казахстан – страна с большим потенциалом развития. Подобное суждение разделяет сегодня значительная часть исследователей и экспертов. Поэтому в данный исторический момент для молодого государства становится все более актуальным и насущным развитие именно гражданского («третьего») сектора, то есть общественных институтов. Наличие в государстве развитого гражданского общества и его институтов обеспечивает не только реализацию гражданской активности, но и удовлетворенность самих граждан в выражении своих прав, целей и интересов.

В Казахстане гражданский сектор пока еще развит слабо. И поэтому в этом направлении на фоне слабого развития или полного отсутствия базовых элементов структуры гражданского общества важнейшей задачей становится формирование общественных институтов, так как уровень зрелости общества определяется не столько риторикой политических партий, сколько самочувствием самих граждан, уровнем их удовлетворенности, вовлеченности и осознанным участием в общественной жизни.

По этой причине гражданский сектор – это самостоятельные общественные объединения людей в виде разных организаций – НПО, благотворительных фондов, ассоциаций, академических, образовательных, профессиональных, волонтерских и предпринимательских кругов и пр. Чрезвычайно важным является то, что существование подобных объединений в целом помогает государству в его работе с населением, в получении обратной связи, в формировании позиции и отношения граждан к принимаемым государственным решениям, в повышении уровня участия и доверия людей в реализации совместных инициатив, как государства, так и общества.

Гражданский сектор сегодня становится связующим, мобилизующим и гармонизующим звеном в развитых странах мира. К примеру, на сегодняшний день в Великобритании насчитывается порядка 275 000 благотворительных и около 900 000 общественных организаций. Это действительно внушительные цифры, если сравнить их в количественном выражении, например, с тремя политическими партиями, представленными в Парламенте Великобритании. Следовательно, влияние и значение гражданского сектора играет определяющую роль в британском обществе. Данные общественные организации преображают, наполняют содержательную, нематериальную, духовную часть общества, жизнь самих граждан, занимаются поддержкой и продвижением различных гражданских инициатив. К примеру, на сегодняшний день в гражданском секторе Великобритании занято около двух миллионов человек, а ежегодный доход гражданского сектора составляет порядка 170 миллиардов фунтов. Это становится возможным благодаря активности самих граждан вкладывать средства в собственные организации. Однако, безусловно, политические партии как социальный механизм способствуют развитию и разнообразию общественной жизни Великобритании.

Гражданские организации в Казахстане распространены не в столь широком масштабе, как было отмечено в той же Великобритании. Ведь сколько людей живет в стране, столько имеется разных потребностей и интересов. Это касается в первую очередь социальной сферы, а также экономических, духовных и религиозных потребностей нашей жизни, включая профессиональные, академические предпочтения, а также личностные, групповые, спортивные увлечения и пр. Следовательно, решение или хотя бы охват насущных проблем всех этих разновидностей занятий граждан только посредством инициатив политических партий, правительства или государственных органов видится очень затруднительным, долгим и даже невозможным.

Например, по собственному опыту хочу отметить, что в Ноттингемском Университете в Великобритании, в котором я обучаюсь, каждый день проходят семинары, лекции, различные конференции, презентации книг, тренинги, занятия кружков по интересам, спортивные соревнования и экскурсии в разные города и страны. Электронная почта студента с утра зовет его присоединиться к интересной общественной студенческой жизни. И это только то, что предлагают студенческие организации при университете.

В целом, следует подчеркнуть, что на сегодняшний день гражданский сектор становится приоритетным направлением развития общества для развитых западных демократий. Например, еще в 2009 году Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон отметил, что его страна нуждается в скором «выздоровлении» наряду с экономическим восстановлением. Согласно заявлению Д. Кэмерона, в британском обществе на тот момент имелось много «социальных изъянов». Это проявлялось в росте нигилизма, аполитичности, антагонизма в среде молодежи, в том числе возникающих из-за отсутствия возможности трудоустройства, неудовлетворенности людей уровнем и качеством общественных услуг, а также чувства безучастности большинства граждан страны в общественной жизни. Британия нуждалась в «возрождении общественного начала, сплочения». Поэтому британцам была предложена новая программа развития – «Big Society» («Большое общество»), цель которой состояла в широком вовлечении граждан в общественные начала, в предоставлении им возможностей для самореализации, а также параллельно возлагала на граждан ответственность за судьбу страны. В общем и целом данная программа была направлена на активизацию гражданского сектора и общественных институтов. «Big Society» стало представлением о «современном развитом» британском обществе.

Кроме того, общественные (гражданские) институты часто выступают инструментами для мониторинга и выявления возможных ошибок. В той же Великобритании крупные политические партии лейбористов и консерваторов давно уже перешли в формат общественных институтов, когда партии это уже непросто политические организации с определенным количеством рядовых членов, а институты, которые глубже интегрированы в общественные процессы. Соответственно, партии намного эффективнее выявляют, реагируют и исправляют наболевшие проблемы в обществе. Это и придает всего лишь нескольким парламентским партиям в Великобритании динамизм и актуальность в их работе. Другими словами, общественные институты – это сосредоточение взаимосвязи государства и общества. Важностью формирования подобных «взаимосвязей» является то, что они помогают сформировать традицию институциональных отношений в общественном сознании. Это чрезвычайно важно, когда общественно значимые события или ожидания приобретают институциональный (то есть определенный, обоснованный) вид обращений в парламент, в государственные структуры страны. Именно такая практика отношений гражданского общества придает упорядоченность и цивилизованность принимаемым инициативам и решениям.

Разумеется, в каждом обществе имеются свои определенные особенности, ярко выраженные различия – культурные и исторические, а также личностные предпочтения местного населения. Дело не в ультрасовременных зданиях или в красивых дорогах, важнее строить гражданское, конституционное общество, где каждый человек имел возможность и мог бы в полной мере реализовать свои способности. Философия развитых стран Европы построена именно на этих ценностях свободы и возможностей для самоорганизации. Ведь когда в стране много людей, которые заняты своими увлечениями, интересами, и главное могут организоваться в общественные институты, то для многих людей открываются новые горизонты, им становится интересно жить в обществе, где они могут успешно реализоваться.

На сегодняшний день Казахстан имеет все предпосылки для полноценного развития собственного гражданского сектора, общественных институтов. Относительно взаимосвязанности деятельности гражданского сектора и политических партий в Казахстане хотелось бы поделиться наблюдениями из собственного опыта. В свое время, работая в партии «Нур Отан», я для себя понял, что политическая партия, как говорилось выше, это надежный механизм для продвижения общественных инициатив. К примеру, на сегодняшний день партия «Нур Отан» насчитывает в своих рядах около 850 000 членов, объединенных в 5 600 первичных организаций по всей стране. Данные первичные партийные организации включают в себя представителей всех социальных групп населения. Это и есть готовые «общественные организации» для развития гражданского сектора в Казахстане. Именно поэтому, если граждане страны, объединяясь в первичные партийные организации, таким образом выражают свои интересы через партийный механизм, это означает, что политические партии в стране, и в частности партия «Нур Отан», выступают в качестве «гражданских институтов» общества. И это обнадеживающий факт, так как данное обстоятельство укрепляет, ускоряет и закрепляет взаимные связи внутри гражданского общества.

В целом, Стратегия «Казахстан-2050», ориентированная на развитие «гражданского сектора» и общественных институтов, является приоритетным направлением и механизмом для достижения целей и раскрытия потенциала казахстанцев. Именно граждане Казахстана со всеми их потребностями, интересами и ценностями выходят на первый план, становятся главными действующими лицами общества, субъектами происходящих в нем процессов. Фактически от самих казахстанцев зависит будущее развитие современного Казахстана как демократического, правового и социального государства, построение в государстве высокоэффективной экономики, мобильного и активного общества, динамичной политической системы. И сегодня наша страна имеет все возможности и условия для успешной реализации этих начинаний.

Источник:  http://bolashak.kz/kz/publications/single/51

 

 

Размышления о новой социальной политике Казахстана (или рабочие записи специалиста национальной компании «КазМунайГаз»)

Сегодня в казахстанском обществе идет активное обсуждение модели развития взаимоотношений между работодателями и рабочими крупных предприятий страны, а также совершенствование механизмов регулирования потенциальных трудовых споров и конфликтов. Важнейшими направлениями в гармонизации отношений между крупными производственными объединениями Казахстана, которые формируют львиную долю бюджета и ВВП страны, и рабочими данных предприятий являются два момента: первый – определение причин возникновения недовольства внутри рабочих коллективов (как объективных, так и субъективных факторов) и в обществе в целом, второй – изучение примеров оптимального разрешения подобных конфликтов (включая изучение методов изначального искоренения причин их возникновения) в международной практике.

В данном материале были изучены эти направления с целью составления рекомендаций и механизмов для усиления работы по социальной поддержке/политике рабочих коллективов АО «НК «КазМунайГаз», а также мер по разрешению/недопущению трудовых споров как на предприятиях группы компаний «КазМунайГаз», так и в целом в промышленных отраслях страны.

***

Ключевым моментом в разрешении конкретного конфликта, как известно, является определение его причин. Очевидно то, что без явных причин и мотивов работники крайне редко идут на противостояние с работодателем, так как для трудящегося человека сама возможность трудиться является источником профессионального роста и становления как личности. Поэтому важно сохранить или создать человеку эту возможность трудиться. Причины конфликта в современном мире могут быть разными, однако при более детальном анализе всегда можно определить основные факторы их возникновения.

В V веке автор трактата о «Политике» Аристотель отметил, что для общества, где большую часть населения составляют люди с меньшим материальным достатком, подходящей формой социального устройства является демократия. Аристотель был убежден, что демократия не самая лучшая (даже «неправильная») форма правления власти большинства, то есть граждан. Тогда как благой («правильной») формой он считал построение «конституционного общества» (constitutional polity).

По своей сути демократия предполагает наличие в обществе либеральных свобод и прав индивидуумов и соответствующих свободных экономических отношений, в которых роль государства сводится к минимуму. Следовательно, экономика современного общества зависит от процессов, складывающихся в условиях рынка. Рабочие поездки, совершенные по регионам Казахстана, могут показать, какой смысл Аристотель вкладывал, когда определял формулу «правильного» общественного устройства.

Активное вхождение Казахстана в рыночные формы хозяйствования привели сегодня к тому, что основные экономические инициативы были переданы от государства к частным субъектам. Поэтому в регионах основная социальная активность состоит из частной торговли, спроса и предложения услуг, индивидуального предпринимательства (или личной предприимчивости каждого человека). Отношения, основанные на понятиях частной собственности и индивидуальной выгоды, определяют суть общественного развития в регионах. Казахстан еще с советских времен закрепил за собой сырьевую направленность экономического развития, следовательно, региональные сырьевые предприятия, находящиеся в частной собственности, являются основными субъектами доходной части регионов. Поэтому поездки в Южно-Казахстанскую и Мангистаускую области показали, что демократия с ее либеральной экономикой не способствует улучшению социальной жизни населения, так как развитие и жизнедеятельность граждан в данных регионах в большей степени зависят от работы и успешности крупных сырьевых предприятий.

***

Вопрос разумного распределения материальных благ в обществе является ключевым для достижения стабильного и динамичного развития. Этот вопрос будет вызывать постоянное обсуждение, так как он напрямую затрагивает проблемы благополучия жизни людей. В своей книге 1843 года Карл Маркс отметил такую интересную заметку, что «отцами современной политологии являются немцы, экономики – англичане, философии – французы». Поэтому недавняя победа на президентских выборах во Франции социалиста Франсуа Олланда свидетельствует о том, что современная европейская философия начинает движение в сторону социалистических идей, направленных на улучшение социальной обеспеченности граждан. В феврале 2011 года Премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон озвучил свою идею построения «Большого общества» (Big Society), что подразумевает еще большую вовлеченность государства и самих граждан в построение социально ориентированного общества, в котором одним из основных направлений должно стать улучшение и наполнение гражданской, общественно-культурной и материальной жизни британцев богатым содержанием и достатком. Сегодня в развитых странах современного либерального мира происходит осознание необходимости усиления социальной поддержки материальной обеспеченности своих граждан.

***

Причина возникновения социальных конфликтов

«Нет большей мудрости, чем своевременность».

Френсис Бэкон

В недавнем прошлом Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев актуализировал вопрос о необходимости пересмотра сложившихся ценностей в вопросах социального устройства общества и поиска нового формата с целью улучшения материальной обеспеченности граждан большинства стран мира (данные вопросы были рассмотрены в таких статьях Н.А. Назарбаева, как «Ключи от кризиса» («Российская газета», 2009) и «Пятый путь» («Известия», 2009)).

Как было отмечено выше, важным элементом разрешения социальных конфликтов является определение причин их возникновения. Поиск причин часто приводит к постижению их предпосылок. ХХ век истории человечества и начало нынешнего XXI века проходят под знаком упорной борьбы идей и конфликтов, революций и смены общественного устройства с целью установления справедливой социальной модели, которая смогла бы соответствовать развитию общества и ожиданиям людей.

Мировой экономический кризис 2007-2009 годов актуализировал вопрос поиска альтернативной системы рыночному капитализму. Одним из наиболее сильных критиков капиталистического метода экономического производства был Карл Маркс. В своей работе «Предисловие ко второму немецкому изданию» (1873) К. Маркс, рассуждая о капитализме, отмечал его противоречие, которое состоит в желании модернизации промышленности с целью постоянного наращивания мощностей производства для увеличения прибыли. Вследствие большого внимания в основном к вопросам производственных и экономических показателей, согласно К. Марксу, такая система будет всегда испытывать циклические кризисы, что должно в итоге привести к общественному коллапсу. Как подчеркивал К. Маркс, с появлением однажды такие кризисы будут случаться периодически и постоянно.

Более того, согласно Марксу, в капиталистическом обществе права личности будут постоянно находиться в межличностных конфликтах по причине материальных интересов. Однако и государство в таком обществе становится барьером между взаимоотношениями людей, так как в рыночных отношениях оно должно будет защищать материальные интересы одних и наказывать других по этим же причинам.

Поэтому сегодня во многих странах, таких как Германия, Франция и США, общественная и политическая мысль начала внедрять на базе либерального капитализма модель социального либерализма, которая наряду с либеральными ценностями теперь должна уделять больше внимания социальным вопросам. Производной от социал-либерализма, применяемой в передовых развитых странах – Великобритании, Японии, Южной Корее и других, является модель «всеобщего блага» (welfare state). Данная модель приобретает все большее число сторонников в мире благодаря прогрессивности и эффективности в разрешении и регулировании социальных вопросов.

***

Экономическая модернизация как основа для «всеобщего блага»

«Нынче от одного мудреца требуется больше,

чем в древности от семерых».

Бальтасар Грациан

Во время своей учебы в Великобритании в 2007 году я был поражен и восхищен интенсивным и инновационным путем развития индустриальной модернизации, осуществляемой в Южной Корее, на примере которой нам был показан видеофильм профессором университета в ходе лекции по предмету «Общественное развитие» (Development studies). Как известно, Корея стала второй страной после Японии, которая смогла модернизировать свою экономику и внедрить сильную модель «всеобщего блага», несмотря на пережитую гражданскую войну и разделение Корейского полуострова на два государства, а также разруху после Второй мировой войны.

Удивительным является то, каким трудом и упорством был достигнут успех модернизации корейской экономики. Запоминающимся было интервью пожилого корейского инженера. Он рассказал о том, что когда Корея решила не отставать от добивающейся успеха Японии, корейское правительство начало модернизировать собственную индустрию ускоренными темпами. Когда этот инженер начинал свою трудовую деятельность как бурильщик на карьере, ему и его напарнику выдавали всего одну единицу бурильного станка. В тот момент от них требовалась быстрая и объемная работа. И для того, чтобы этого достичь, им приходилось параллельно изучать инструкцию по применению станка во время бурения. Был случай, когда в спешке корейский инженер и его напарник сломали станок, они попросили бригадира заменить инструмент, на что он им посоветовал продолжать бурение вручную, иначе они не успеют завершить работу к сроку. Так они и поступили. Уникальность случая состоит в том, что корейская модернизация смогла сравняться по уровню технологичности с лучшими мировыми производителями за очень короткое время. В заключение своего интервью инженер отметил, что он к своему пенсионному возрасту имеет обеспеченную старость и в то же время чувствует заботу своего государства. Вместе со страной он сам сформировался как человек. Особенно запомнились его слова, выражающие благодарность своей стране. Важная идея для понимания данного примера лежит в основе успешности предпринятой модернизации и индустриализации экономики, которая заключается именно в улучшении материальной обеспеченности и социальных благ граждан. Тогда индустриализация находит широкую поддержку и, соответственно, лучшую самоотдачу от населения.

***

Однако Казахстану в качестве интересного примера можно изучить японскую модель социальной политики в области трудовых отношений и системы оплаты труда. В своих научных работах профессор социологии Токийского университета Шого Такегава выявил отличительные черты японской модели «всеобщего блага» от европейских аналогов. По его мнению, японская модель является гибридной и состоит из либеральных и консервативных начал. Важно отметить, что на сегодняшний день в мире в среде социологов и экспертов в области государственного управления, общественного развития и экономики интерес вызывают как раз реформы, направленные на дальнейшее совершенствование так называемой «модели японского капитализма» (Japanese style capitalism). Устойчивость и проработанность этой модели, как к мировым кризисам, так и к вопросам внутреннего регулирования социальных, трудовых и экономических отношений, должна быть выявлена в ближайшем будущем.

Причина повышенного интереса к модели японского капитализма заключается в том, что Япония является первой азиатской страной, которая начала модернизацию собственной экономики, внедрила систему «всеобщего блага» и больше всего понесла экономических убытков во время кризисов, циклически повторяющихся с середины 90-х годов прошлого века. И поэтому сегодня именно японская модель социально-экономического развития может объективно показать успешность и невыполнимость конкретных решений и мер.

В своих исследованиях японский ученый Дайсуке Иида Гарвардского университета объясняет причины трансформации «японской модели капитализма» и соответствующие изменения в индустриальной политике Японии как реакцию на вызовы современного конкурентного мира. Поэтому данная практика была применена руководством японского правительства ввиду объективных экономических, социальных и стратегических задач государства.

Отличительной чертой японской модели капитализма явилось то, что она изначально была направлена на стабилизацию и удержание рабочих коллективов на конкретных производствах и сферах деятельности. Внедрение такой социальной политики было вызвано тем, что Япония начала масштабную индустриализацию своей экономики позже (только в начале XX века), чем в европейских странах и США. И по этой причине японским крупным индустриальным компаниям приходилось ускоренно внедрять современные технологии, вследствие чего эти компании испытывали нехватку как рабочей силы, так и профессиональных управленцев. Это привело к принятию следующих мер: внедрению понятия «долгосрочного (постоянного) трудоустройства» на промыслах; градации оплаты труда согласно выслуге лет; обеспечению карьерного роста молодых сотрудников в зависимости от вклада и эффективности их работы; постоянному обучению специалистов и повышению их уровня знаний; сильному пенсионному и социальному обеспечению.

Естественно, подобные меры, стимулируя экономический рост, одновременно сняли возможные очаги будущего социального недовольства внутри трудовых коллективов.

Согласно Шого Такегаве, уникальность японской модели общественного регулирования заключается в том, что партия консерваторов (партия власти) после прихода к управлению страной (и это длилось около 50 лет после Второй мировой войны) в отличие от своих европейских коллег-правительств (где именно рабочие профсоюзы и либеральные, социал-демократические партии являлись инициаторами и борцами за модель «всеобщего блага») сама первой внедрила данную модель в Японии. Необычайным было и то, что в Японии именно институты власти стали разработчиками и модераторами модели «всеобщего блага» для граждан, тогда как оппозиционные партии и профсоюзы, наоборот, были противниками данной идеи. Впоследствии, когда модель «всеобщего блага» показала свою эффективность в решении социальных вопросов и в обеспечении стабильного курса развития, население стало доверять в основном политике правительства. Именно этим обстоятельством Такегава объяснил успех консервативной партии, которая управляла Японией в спокойном и гармоничном режиме. В то время как многие европейские государства постоянно охватывали протестные выступления, стачки и забастовки рабочих объединений против правительственных решений.

Следовательно, активизация профсоюзной деятельности и работы политических партий (в том числе либеральных, социал-демократических и даже оппозиционных) в Казахстане может привести только к укреплению и усилению роли государства в вопросах социально-экономического регулирования. Поэтому вопрос заключается только в том, какая из сторон (правительство или оппонирующие политические партии) первой предложит и внедрит модель «всеобщего блага» для граждан Казахстана.

***

Рекомендации для «казахской модели капитализма»

«Историю цивилизации можно выразить в шести словах:

чем больше знаешь, тем больше можешь».

Эдмонд Франсуа Абу

Изучение международного опыта на примере модели японского капитализма в построении бесконфликтной социальной политики показывает, что создание компромиссной и прогрессивной модели «всеобщего блага» возможно при экономически обеспеченной стране, что приблизит к понятию благополучного «конституционного общества» Аристотеля.

Реализуемая в настоящее время в Казахстане Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития по своим целям, задачам и ожидаемым результатам напоминает ускоренную индустриальную модернизацию в Японии. Успешность форсированного индустриально-инновационного развития предполагает запуск новых производств и создание дополнительных рабочих мест, что должно благоприятно отразиться на социальном благополучии граждан страны. Для этого необходимы новые сферы перспективного роста экономики, которые смогут в будущем материально поддерживать потенциальную «казахскую модель капитализма» (или казахскую модель «всеобщего блага»). Пример Японии показывает, что одной из главных причин стагнации японской экономики, начиная с 1990-х годов после бурного развития индустрии, была политика государства, направленная на поддержание всех сфер экономики (включая убыточные производства) с целью сохранения рабочих мест японских граждан. Впоследствии убыточные предприятия потянули вниз потенциал экономического роста Японии. Следовательно, важно определить перспективные направления, сферы или кластеры дальнейшего экономического развития Казахстана. Например, во время рабочей командировки по Мангистауской области и в город Жанаозен в апреле текущего года нас сопровождал молодой водитель одного из дочерних предприятий национальной компании «КазМунайГаз». Молодой человек оказался открытым, и мы поддерживали живую беседу. Как рассказал нам водитель, он со своим автотранспортом был нанят компанией на определенный период времени. Это оказалось обычной практикой в Мангистау. Это и есть мультипликативный эффект идеи кластера, когда одно крупное предприятие развивающейся отрасли обеспечивает работой множество мелких и средних фирм, индивидуальных предпринимателей и просто обычных граждан по разным направлениям своей деятельности.

Поэтому успешность работы крупных предприятий влияет на социальную обстановку в регионах. Например, когда на третий день пребывания в Мангистауской области состоялось посещение месторождения Каражанбас, мы были поражены масштабом территории месторождения и численностью производственных блоков. Это целый «нефтяной» город. В то же время напрашивался вопрос: что будет со всеми этими мощностями через 30 лет, когда нефть на этом и других месторождениях закончится?

Сегодня нефтегазовой отрасли в лице национальной компании «КазМунайГаз» необходимо усилить работу по социальной политике и поддержке рабочих коллективов, в том числе и по поддержке социальной инфраструктуры в нефтяных регионах и на самих месторождениях. Рабочие поездки по нефтяным регионам стали подтверждением тому, что люди на местах не чувствуют комфорта и благоустроенности жизни. Например, в нефтяном городе Жанаозене не оказалось ни одного культурного или социального объекта массового увеселительного характера. В городе нет ни одного кинотеатра, парка развлечений или аттракциона. Поэтому неудивительно, что события 16 декабря прошлого года вызвали среди молодежи любопытство и заинтересованность в связи с элементарным отсутствием интересных событий в их обычной жизни.

В свое время Маргарет Тэтчер говорила, что в современном мире лидером становится та страна, которая уделяет внимание «дизайну», то есть немаловажное значение для благоприятного настроения в обществе имеет вопрос развитой инфраструктуры и социального комфорта. Сегодня национальной компании «КазМунайГаз» (и всем крупным предприятиям страны) необходимо создавать/развивать не только инфраструктуру для населения, но и активно поддерживать уровень жизни населения путем, так скажем, «впрыскивания»/вложения значительных средств, так как проблем социально-бытового характера в обществе накопилось немало. К тому же, как уже отмечалось выше, жизнедеятельность и развитие общества в регионах зависят от крупных сырьевых предприятий. По этой же причине большая часть населения, не вовлеченная в деятельность данных предприятий (как эффект мультипликации кластера), имеет очень низкие доходы или (опираясь на ситуацию в Южно-Казахстанской и Мангистауской областях) практически не имеет их. Примечательно то, что такую ситуацию в 1762 году Жан-Жак Руссо в своем труде «Социальный контракт» (или же способность граждан достигать согласия в обществе) описал следующим образом: общество – это целостный живой организм (его известное описание body politic), и если один из органов недомогает или испытывает боль, тогда и весь организм начинает болеть. Поэтому, согласно Руссо, трудности, которые существуют в отдельном конкретном предприятии или коллективе, необходимо стараться решать всем обществом, всей страной.

В свою очередь жизнь в нефтяных регионах Казахстана напоминает опять же человеческий организм, но перевязанный жгутом вокруг туловища. Кровь (то есть основные доходные средства) крутятся в центральных органах, в то время как конечностям ничего не доходит. Не трудно догадаться о продолжительности существования такого организма. Поэтому, если граждане нефтяных регионов (и не только) обращаются, к примеру, в «КазМунайГаз» (или другим крупным компаниям) за финансовой (благотворительной, спонсорской) помощью, то необходимо стараться ее оказывать. Ведь, если обращаются с такими просьбами, значит, люди действительно нуждаются. Естественно, специальные комиссии должны проверять правомерность таких обращений. Однако «связанность организма» в регионах очевидна, социальная активность в упадке, сужается спектр деятельности и интересов граждан ввиду «обескровленности» регионов из-за отсутствия доходных средств у населения. Вероятно, понимание данной ситуации и вызвало предложение лауреата Нобелевской премии по экономике Эдварда Прескотта в ходе V Астанинского экономического форума о перечислении государством сверхсредств от продажи нефти на депозитные счета казахстанцев, чтобы они могли инвестировать эти деньги в экономику страны. Такой метод смог бы быстро убрать «жгуты с частей организма».

Эти примеры также подтверждаются исследованиями и данными статистики Федерации профсоюзов Республики Казахстан, которые выявили, что актуальными вопросами, требующими скорейшего разрешения, в социальной сфере остаются следующие: повышение размеров минимальной и реальной заработной платы и ее своевременная выплата; замена базового должностного оклада, используемого в системе оплаты труда, на минимальный размер заработной платы; недопущение дискриминации в оплате труда; ежегодная индексация заработной платы для работников бюджетных отраслей и другие.

Показательным можно назвать и тот факт, что при изучении некоторых трудовых споров, имевших место в дочерних организациях АО «НК «КазМунайГаз», основной причиной спора являлась несвоевременная индексация оплаты труда работодателем, что на фоне роста цен на продукты и товары на рынке, безусловно, вызывало возмущение работников.

Согласно данным Федерации профсоюзов Республики Казахстан, еще одним фактором роста недовольства среди граждан страны является вопрос о совершенствовании методики определения величины прожиточного минимума, так как эта величина, рассчитываемая в соответствии с действующей методологией, занижена и не отражает реальных расходов и уровня жизни населения. Текущее соотношение продовольственной части потребительской корзины устарело и не соответствует реальным жизненным потребностям граждан. Этот факт подтверждается уровнем недовольства и заметного снижения покупательской способности населения в регионах.

Более того, в Казахстане закрепилась практика несвоевременной выплаты долгов по заработной плате работников. Таким образом, на 1 октября 2011 года задолженность перед рабочими по стране составила около 96 миллиардов тенге. Данный факт только доказывает, что огромная сумма денежных средств, предназначенных для покрытия нужд рабочих, не доходит до них, вызывая тем самым как социальное напряжение, так и замедление экономической активности.

В свою очередь, для фиксации и разрешения социальных и трудовых моментов оперативным образом необходимо усилить работу профсоюзов на предприятиях АО «НК «КазМунайГаз». Более того, нужно создавать специальные отделы, департаменты по социальной политике/поддержке, так как выяснилось, что на сегодняшний день на многих предприятиях группы компаний «КазМунайГаз» они были сокращены.

***

В целом, для того чтобы выстроить в Казахстане благополучную социальную политику, мы должны знать будущее состояние нашей экономики и ее отраслей. Поэтому, чтобы избежать тех ошибок, которые были допущены в экономической политике Японии, и чтобы обеспечить казахстанцев прогрессивными социальными условиями, необходимо уже сегодня трансформировать и модифицировать направления нашего развития.

Важно также не забывать о том, что согласно данным Агентства по статистике Республики Казахстан за 2011 год, естественный прирост (то есть чистый рост) населения Казахстана за прошедший год составил около 200 тысяч человек. Это означает, что в пятилетней перспективе увеличение численности граждан составит около одного миллиона казахстанцев. Поэтому в скором времени модернизация индустрии Казахстана должна быть готова к покрытию социальных нужд граждан.

Сегодня национальная компания «КазМунайГаз» и нефтегазовый сектор Казахстана в целом могли бы начать работу по перераспределению определенных доходных средств для создания «базы будущего роста» нефтегазовой индустрии, что предполагает внедрение наукоемких и технологичных производств для получения большей отдачи от добываемого сырья в виде нефти и газа. Данные меры стали бы значительным вкладом в ускоренную и масштабную реализацию Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития и толчком для открытия новых производств и, соответственно, рабочих мест (например, в том же городе Жанаозене и в других регионах). Для этого необходимыми мерами могли бы стать: во-первых, масштабное повышение квалификации сотрудников группы компаний «КазМунайГаз» и даже подрядных и субподрядных организаций, населения производственных регионов и прилегающих территорий (если их сочтут потенциальными работниками в будущем), как это было сделано Keiretsu в Японии для широкой модернизации индустрии. Во-вторых, аналогично системе Haenuki в Японии было бы полезно продвигать профсоюзных деятелей на управляющие позиции на предприятиях, так как подобная практика способствует кооперации и гармонизации отношений администрации предприятий с работниками производства. В-третьих, это продвижение лучших сотрудников компании из низшего и среднего звена на управленческие позиции. В-четвертых, это поддержание практики «долгосрочного трудоустройства» рабочих на нефтяных промыслах, как это сегодня практикуют 90% крупных предприятий Японии. В-пятых, это развитие корпоративного духа в компании (когда каждый сотрудник является ценностью как для компании, так и для коллектива) с улучшением социальной защищенности персонала.

В заключение хотелось бы отметить, что насущные и актуальные социальные вопросы на сегодняшний день в Казахстане должны не остаться без внимания и должны решаться для того, чтобы они, как в примере с «капитализмом» К. Маркса, не переросли в постоянные «общественные кризисы» в будущем. Недавние рабочие поездки по нефтяным регионам страны и знакомство с профсоюзными и рабочими коллективами группы компаний «АО «НК «КазМунайГаз» показывают, что новый курс в социальной политике компании, направленный на улучшение трудовых условий, материальной и социальной защищенности нефтяников, дает надежду на возможность построения казахской модели «общего блага».

 

Источник:  http://www.kazenergy.com/en/actions/eurasion-forum/-kazenergy-/kazenergy-eurasian-forum/pre-forum-publications/6406————-lr.html

Батыс «Капиталмен» тыныстайды

Koko

– Асылхан, «Болашақ» бағдарламасы бойынша Ұлыбританияның Ноттингем университетінің магистратурасын бітірдің. Қазір нені қаузап жатырсың? 

– «Болашақ» бағдарламасымен оқуға түспес бұрын Алматыдағы ҚБТУ-ды экономист мамандығы бойынша бітіргенімді айтып өткім келеді. Алайда, білімге деген құштарлығым мені магистратураға «жетектеп» алып келді. Шет тілін жақсы меңгергендіктен емтихандардан қиналған жоқпын. Бағым жанып, «Болашақ» бағдарламасымен Ұлыбританияның Ноттингем университетінің магистратурасына «Мемлекеттік басқару ісі» мамандығы бойынша қабылдандым. Бір жылдан соң, магистр атағын алып, осы оқу орнында өз қаржыммен әрі қарай оқуымды жалғастыруға бел байлап, докторантураның сырттай бөліміне құжат тапсырдым. Бүгінде осы университеттің «Қоғамдық саясат және басқару» мамандығының докторантымын. «Әлеуметтік келісім» тақырыбындағы ғылыми жобамды жан-жақты зерттеп, толықтырып жатырмын. Ал магистратурадағы диссертациямды сәтті қорғадым.
– Диссертацияңды қандай тақырыпта қорғадың?
– Магистратура болғандықтан, мұндағы оқу жүйесі қарапайым студенттердің бағдарламасынан мүлде бөлек, күрделі екені түсінікті. Таза ғылыми жұмыспен айналысып, көңіліңді тек ғылымға бөлуің керек. Бұл үшін бізге мемлекет тарапынан жақсы жағдай жасалды. Ай сайын төленетін 2 мың доллар шамасындағы шәкіртақымыз еш уайымдамай, алаңсыз оқуымызға мүмкіндік берді. «Карл Маркстың қоғамды құрудағы саяси ойлары» деген тақырыпта ғылыми жобамды бекітіп, бір жыл бойы осыны «аударып-төңкердім».
– Неге Карл Маркстың еңбектерін таңдадың? Оның саяси ойларының күні озған жоқ па?
– Біз, көбіне, Карл Марксты экономика жағынан жақсы білеміз. Ол экономиканың «жілігін шағып, майын ішкен». Оның еңбектерінде бұл сала бөлім-бөлім, тарау-тараумен жүйелі жазылған. Сол тұста шетелдік басылымдарда Карл Маркстың саяси ойларын қолдаған материалдар жиі басылды. Ағылшын жұрты Марксқа қайтадан оралып, ғалымдар оның еңбектерін жаңаша қабылдап, зерттей бастады. Ол кезде экономикалық дағдарыстың дендеп, әлем жұртшылығы қаржыдан қысылған қиын кезең болатын. Ал дағдарыс түсінігін экономика тұрғысында Карл Маркс өз еңбектерінде «әдемі» жазып қалдырған. «Адам баласы осындай қаржылық дағдарысқа қайта айналып келе береді. Бұдан құтылу әсте мүмкін емес» деген. «Қазіргі жағдайда, капитализмде, халықтың 10 пайызы бай адамдардан, ал 90 пайызы кедейлерден құралған. Сол 10 пайыз байлар қалтасын одан әрі қалыңдатып, байыған үстіне баюды мақсат тұтса, ал қалған 90 пайызы байлардың қатарына жетемін деумен күй кешеді». Яғни ол кісінің айтпақ ойы, капитализм жүйесінде адамдар тек баюға ұмтылады. Алайда, осыны асыра сілтеп, «Ақшаң болса ғана тұрмысың жақсы болады» деген түсінікпен кейбір кәсіпкерлер шығарып жатқан тауарына тұтынушылардан сұраныс болсын, болмасын үсті-үстіне үйіп шығарып тастайды. Ал қоғамдық қажеттілікке жарамай, сауда сөрелерінде шаң басып, өтпей қалған тауарлар компанияны шығынға батырады. Дағдарыс осындай ірі компаниялардың құлдырауынан пайда болады.
– Сонда Маркс дағдарыстан құтылу үшін коммунизмді ойлап тапты ма?
– Ол кісінің ойынша, барлығының ортақ болғаны халықтың өзіне тиімді. Мәселен, қазақ халқында «асар» деген әдемі түсінік бар. Көмекке зәру адамға барлығы жабылып қол ұшын беріп, демейді. Әсілі, мұндай кеңшілік тек қазаққа ғана тән бе деймін. Өйткені, шетелде бірін-бірі қолдау деген түсінік мүлде жоқ. Алғаш рет шетелге 15 жасымда тіл оқыту курсына барғанымда ол жақтағы қайыршылар мені қайран қалдырды. Көшеде келе жатып таңғалғаным, жол үстінде алақан жайып, әркімге бір тілемсектеніп тұрған қайыршыларды қайыршы деуге ауыз бармайды. Үстіне кигені қымбат былғары күрте, джинсы шалбар. Сұрастырсам, олар мемлекеттен көмек алатын мұқтаж жандар екен. Ал жағдайлары біздің орташа тұрмыстағы адамдардан көш ілгері.
– Сеніңше, Қазақстаннан басқа қай мемлекет жастардың сапалы білім алуына жағдай жасап отыр?
– Қытайда жылына 900 мыңдай жас жоғары оқу орнын бітіреді екен. Алайда, соның 10 пайызының, яғни 90 мыңының ғана білім сапасы шетелге шығуға жарамды. Осыдан келіп дүниежүзілік сарапшылар мынадай қорытынды жасаған: Қытай, Үндістан сияқты халық саны көп елдер сапалы кадр дайындау жағынан артта қалып келеді. Сондықтан аталған мемлекеттің халқы кедейшіліктен көз ашпай, жұпыны күй кешуде. Осы мәселеге дабыл қаққан қытайлықтар бүгінде білікті кадр дайындауға білек түрген. Олар шетелдің беделді университеттерімен өзара келісім жасап, ынталы жастарын шетелде оқытып жатыр. Ұлыбританияда білім алып жатқан қытайлық жастар өте көп.
– Демек, қытайлықтар да біздің «Болашақ» сияқты келелі бағдарлама құрып, сол арқылы кадрлық әлеуетін көтеріп жатқан болды ғой.
– Иә, солай деп айтуға да болады. Алайда, жастарға нақ біздің мемлекетіміз сияқты қолдау жасап отырған, дәл «Болашақ» бағдарламасы сияқты жемісті жоба әзірге ешбір елде жоқ. Қазір «Болашаққа» өзгеріс енгізіп, қабылдау шартын шектеді. Өз басым енгізілген өзгерісті қос қолымды көтере қолдаймын. Өйткені, мектепті жаңа бітірген түлектерге шетелдік білім беру жүйесі ауыр тиеді. Олар бітіріп келген күннің өзінде барлығы бірдей сенімді ақтамайды. Тіпті магистратураға түскен жастардың өзі тек қана мемлекеттік қызметтің көлеңкесінде қалып қоюы мүмкін. Сондықтан бағдарлама бойынша докторантураға көп орын берілсе, көп нәрседен ұтамыз. Себебі, шетелден сапалы білім алып келген бір докторант Қазақстанда жүз студентке өз білгенін үйретуге тырысады. Яғни бізде келешекте осы әдіспен «штучный товар» дайындалады. Егер шетелге жылына мың докторанттан жіберіп тұрсақ, олардың келешекте Қазақстан ғылымына қандай үлес қосатынын бағамдай беріңіз.
– Жастар шетелде қалуға неге құмар? Жалпы, жат жұрттың тұрмыс-салты қандай?
– Ол жақта өмір сүру әлдеқайда жеңіл сияқты. Өзіңді еркін сезінесің. Жан қиналатын жұмыс жоқ. Оның үстіне төленетін жалақы да әжептәуір. Бір сөзбен айтқанда, өмір сүру, ақша табу бізге қарағанда әлдеқайда жеңіл. Ал «жеңілдің астымен, ауырдың үстімен» жүруге дағдыланған кейбір жастар осындай жеңіл жолға қызығады. Өзім оқыған Ұлыбританияда қалып, жұмыс істеп жатқан қазақстандық жастар өте көп.
Жалпы, шетелде әркім қара басының қамы үшін өмір сүреді. Біздегідей ағайын-туысқа жәрдемдесіп, демеп, тұрмысы төмендерге қолдау көрсетіп, жақындарыңа қарайласу деген атымен жоқ. Мәселен, қазақ жастары алдымен аяққа тұрып алайын, ата-анама қарайласайын деп жүріп қалады. Сосын қатарластарына қарап, мен де солардай болайын, менің олардан қай жерім кем деп өзін-өзі бейнетке жегеді. Шетелдің тұрмыс-салты мүлде басқа. Сен қалай тұрып жатырсың, не киім киіп жүрсің, ешкімнің шаруасы жоқ. Қымбат көлік мініп, құндыз тон киетін біздегідей бәсекеден ада. Тұрғындары өте қарапайым киінеді. Тапқан-таянған ақшасының барлығын жанының рахатына жаратады. Сарыуайымға салынып, қалай жеткіземін деп ойламайды. Көбіне саяхаттап, ел-жер көргенді ұнатады. Иықтарына жол сөмкелерін асып алады да, Лондоннан Парижге, одан әрі көңілі қалаған елге ұшып жүре береді. Сонда қалтасында асып-тасып жатқан артық ақшасы да жоқ. Қаржысын ретімен есептеп, үнемді жұмсауға дағдыланған. Ал бізде адамның өмірге келуі мен кетуінің өзі жатқан шығын…

– Шетелдің білімі саған не берді?
– Әрине, Қазақстанда да жақсы білім алуға болады, бірақ бізге көп ақпараттар келе бермейді. Ғылыми жұмысқа қажетті мағлұмат жоқ. Шетелде алғашқы сабақ күнінде мұғалімнен алған тапсырмамыз кітапхана болды. «Әрі қарай кітапханаға барып, өз беттерінше ізденіп, толықтырыңдар» дегенде, «мұны кітапханаға барып қайта қараудың қажеті қанша? Интернеттен ала салмаймыз ба?» деген ойда болғанымыз рас. Алайда, көп дүниенің интернеттен табылмайтынын, кітапханада шаң басып, тозығы жеткен кітаптан ғана табылатынын кейіннен ұқтық. Мұғалімнің талабы қатаң. Мәселен, мен Карл Маркстың ойын қағазға түсіріп, профессорға алып барамын. Ол айтады: «Маркс неге бұлай деді? Неге сүйеніп айтты, дәлелде осыны», – дейді. Сен қайтадан кітапты ақтарып, оның Энгельс еңбектеріне сүйенгенін анықтайсың. «Жерден жеті қоян тапқандай» қуанып, Энгельске сілтеме жасап, жұмысыңды қайта толықтырасың. Алайда, бүкіл өмірін ғылымға арнаған оқымысты профессорды сен таңғалдыра алмайсың. «Жарайды, Маркс бұл жерде Энгельспен келіскен екен, бірақ мына кісінің ойы бұларға қарама-қайшы. Осының да еңбектерін қарап көрші» деп мүлде басқа авторды ұсынады. Сен енді басқа ғалымның кітаптарын «қазбалағанда», бұған дейін оқып келген Маркс пен Энгельстің ойына мүлде қарама-қарсы пікір қалыптастырасың. «Бұл кісі неге бұлай деді екен» деп түбін «қазсаң», сілтеме арқылы тағы да 2-3 жаңа автормен таныс боласың. Амал жоқ, олардың не дегенін білу үшін бүкіл уақытыңды кітапханада өткізуіңе тура келеді. Ал құнды деректердің барлығын ХVIII-ХIХ ғасырда басылған ескі кітаптардан ғана таба аласың. Сондықтан ондай мағлұматтар бізде жоқ. Ғылыми тақырып сені осындай иірімдерімен еріксіз тартып, қызықтырып алады. Яғни бір диссертацияны қорғау үшін көп ізденіп, еңбектенесің. Ал қорғап шыққаннан кейін кәдімгідей көп нәрсеге көзің жетеді.

Әңгімелескен Ләззат Кемелбаева, “Нұр Астана” Республикалық жастар апталығы, №34, 2011 жыл

 

Космоформула подготовки управленцев

Президент страны Нурсултан Назарбаев, сегодня ставит задачу форсированного индустриально-инновационного развития экономики страны, повышения производственно-промышленного потенциала, запуска многих передовых бизнес-идей. В этом ключе молодое поколение Казахстана поддерживает данный призыв Главы государства, так как это делается для будущего их страны.

Сегодня очевидны три фактора, которые необходимы для развития нашего государства. Это в первую очередь – сплочение разных социальных групп вокруг идеи развития страны. Во-вторых, это проведение сильной государственной политики, которая будет направлена на усиление национальных интересов. И в-третьих, это развитие человеческого потенциала, воспитание молодого патриотичного поколения управленцев. Последний фактор становится решающим в свете его важности в судьбе Казахстана, так как реализация всех намеченных планов зависит от того, имеются ли управленцы, которые смогут внедрить все инновации в нашу жизнь.

В свое время отец великого поэта, мыслителя, философа казахского народа Абая, Кунанбай, был ага-султаном (волостным) Семейского округа. Будучи к тому же просвещенным, богатым аристократом, Кунанбай уделял особое внимание воспитанию молодого поколения. Известно, что Абай смог получить исламское и светское образование благодаря настоянию и воле отца. Кунанбай любил поддерживать талантливую молодежь, что потом как наследие передалось и самому Абаю. Многие русские просветители, которые путешествовали и жили в краях Восточного Казахстана, ссыльные ученые, казахские поэты и акыны, все были гостями Кунанбая. Абай впитывал эти моменты для обогащения собственных знаний, ведь при частной беседе получаешь от человека больше полезных знаний, чем в формате лекций.

Будучи ага-султаном, Кунанбай был сильным организатором и руководителем, имел сильный характер. Изучая его метод управления, понимаешь, что он старался воспитать ответственных, патриотичных, дельных молодых казахов. И вот самое интересное. Кунанбай всегда старался присутствовать на тоях (свадьбах) молодоженов, которые жили в его волости. При этом, конечно, он проявлял заботу о молодых и дарил им подарки в виде определенного количества скота или других предметов для дома. Но главным было то, что Кунанбай дарил молодоженам землю, пастбище в их собственность для того, чтобы глава молодого семейства приучался управленческому искусству на данной земле. Этим Кунанбай прививал молодым чувство собственности и ответственности к своей земле, приучал их к заботе о родном крае, ответственности за благополучие родных. Было одно условие, которое всегда ставил Кунанбай молодым парам, когда дарил им землю. Это – умелое управление этой землей, однако при невыполнении этого условия, он оставлял за собой право возвращать обратно эту землю. Такие случаи могли возникнуть, например, когда Кунанбай наблюдал впоследствии, что земля, подаренная им, не используется эффективно. Согласно правилам кочевников, необходимо все время менять стоянки при разведении скота, так как трава и живность одной местности при постоянном использовании постепенно теряют свои растительные свойства; или когда Кунанбай видел падеж скота из-за несвоевременных действий, которые неблагоприятно отражались на его ведении хозяйства. В таких случаях Кунанбай забирал землю и отдавал позже другим молодоженам, тем самым показывая, что земля не терпит безразличного отношения к себе. Таким образом, Кунанбай стремился формировать мировоззрение и отношение молодого поколения не только к родной земле и благополучию своей семьи, но и развивать управленческие качества.

Сегодня, живя в период рыночной экономики, понимаешь, что Кунанбай поступал верно. Когда человек испытывает чувство собственности, он начинает ценить то, что имеет, заботится о том, как приумножить и сохранить то, что является его наследством. Иногда наблюдая за работой некоторых нынешних «топ-менеджеров», которые так бездарно управляют народным богатством, хочется, чтобы и к ним применили «метод Кунанбая». Не смог справиться, уступи эту возможность тому, кто будет относиться к управлению ресурсами страны со всей ответственностью.

Интересен еще один эпизод из истории, когда последний царь Российской империи Николай II, будучи у себя в резиденции, всегда требовал отчеты от членов правительства и губернаторов всех округов. Бывало так, что он не успевал прочесть их все. К тому же многие из них были по контексту очень схожи, где-то повторяя одни и те же мысли или прошлогодние статистические данные. Поэтому понятно, что Николай терял к ним интерес, но отчеты все-таки были необходимы ради отчетности по проделанной работе за определенный период. Но надо было случиться так, что однажды Николай взял именно то письмо, в котором будущий премьер-министр Российской империи Столыпин, в то время будучи губернатором одной из губерний, описывал механизмы модернизации страны. Тогда при поддержке царя Столыпин смог привнести многие эффективные решения, которые усилили Российскую империю. Достаточно сказать то, что после тех реформ, которые проводились в стране, при личной беседе король Пруссии Вильгельм говорил Николаю II, что социально-экономические программы Столыпина намного сильнее политики его знаменитого премьер-министра Бисмарка. Это было на самом деле талантом самого Николая выявлять, замечать, выдвигать и растить талантливых управленцев новой формации.

Читая современную казахскую художественную и научную литературу, удивляешься ее многогранности и красочности, которая присуща также самой истории и культуре нашего народа. Сегодня, когда нет должного внимания к культуре и искусству, науке и знаниям, когда акцент в обществе в основном сфокусирован на материальном благополучии, возникла необходимость духовного обогащения молодого поколения. Ведь оно отражает как зеркало то, что может указать нам наилучший путь в вопросах, над которыми рассуждали многие научные умы.

Писатель-историк М. Сулейманов (2008) написал книгу о формуле правления в казахских степях еще со времен великого Чингисхана. Хочется отметить описание автором принципа воспитания великим каганом будущих управленцев для созданной им империи, занявшей территорию большей части Евразии.

Чингисхан всегда разделял людей на два типа. На людей, которые преданны своему делу и являются профессионалами, и на людей, которые преданны больше своим личностным интересам, нежели интересам общества и государства и окружающих. Чингисхан придавал огромное значение фактору морали среди своего окружения.

Более того, сегодня становятся известными древние степные принципы государственного управления, такие как «Жасау ізі» (Яссы), «Билік», «Төрелік» и «Жасақ». В основе своих трактовок они схожи и имеют одну важную составляющую – это выявление и поддержание людей, преданных чести, делу и морали, которым важнее честное исполнение своих обязанностей, чем поиск личностных выгод. Чингисхан называл таких людей, преданных делу и чести, – «ар ісі» (в переводе с казахского языка «честное исполнение обязательств»). Позже этот термин стал характерным названием для высшей касты управленцев в его окружении. Их называли «арийцами». Впоследствии это понятие в Германии в 1930-е годы используется для обозначения «нации высокого происхождения». Но исконно этот термин означал при Чингисхане – человек-профессионал своего дела, морально-выдержанный, сильный управленец, преданный своей работе.

В людях, преданных только своим личностным интересам, материальному благополучию и личной безопасности, которые могут пренебречь понятием чести, Чингисхан видел потенциальных предателей. Люди такого типа, по пониманию Чингисхана, подчиняются своим начальникам (господам) только потому, что боятся последних. В то время люди понимали, что господин способен лишить их как благополучия, так и жизни. Они не видели больше того, что указывали им их начальники. Чингисхан наоборот поддерживал и поощрял инициативность своих нойонов, он любил креативность и смелость своих подчиненных при принятии нестандартных решений в военных и государственных делах. Однако люди, которые заботятся о собственной безопасности, не могут быть инициативными и преданными общему делу. Поэтому это вполне естественно, что они с легкостью предают своих начальников с той лишь целью, чтобы приумножить свое материальное благополучие, либо уберечь себя от ответственности. В этом типе людей больше выражена рабская психология, и поэтому таких людей Чингисхан отстранял от себя, от права управления народом, обществом.

Более того, великий каган во время очередных завоеваний новых земель и государств награждал и приближал к себе тех, кто оставался преданным бывшему поверженному вражескому правителю и оказывал Чингисхану достойное сопротивление. Эти люди, в свою очередь, доказывали на деле, что при любой ситуации они остаются людьми чести, и с помощью таких людей Чингисхан строил свою государственную и кадровую политику. Чингисхан встречался с теми же трудностями, с которыми встречаются многие правители при образовании новой государственной управленческой системы. Многие представители тогдашней элиты противились централизации власти и усилению роли государства. Естественно, это не были люди государственного мышления, так как они в первую очередь заботились о своем статусе в обществе, о своей власти, а не о единой сильной монолитной стране. Многие из представителей аристократии желали самостоятельности и независимости. Однако Чингисхан, чувствуя такие дестабилизирующие настроения, ввел необходимые изменения. Он заменил старую аристократию на новую. За 30 лет изнурительного поиска, методом проб и ошибок он вывел на политическую арену талантливых и умелых военачальников и сановников. Настоящих, как называл Чингисхан, «арыстар» («аристократов духа»). Хотя многие из них и не сразу становились сторонниками кагана, но впоследствии, видя верность его правления, служили ему до конца своей жизни верой и честью. За 30 лет непрерывных междоусобиц и войн Чингисхану отчетливо выявились личности, которые имеют право управлять народом. Печален был факт, что этот отбор шел через кровь и потери, однако великий каган успокаивался тем, что это способствовало, выявлению талантливых государственников в Великой степи.

Чингисхану помогал его принцип объективности, ему было свойственно уважать мнение и старшего и младшего, поэтому при великом кагане быстро формировались молодые талантливые государственники, так как их мнения учитывались в ходе обсуждения государственных дел с участием самого кагана. Сегодня слагаются легенды о стратегическом уме, гуманности и отваге первого сына Чингисхана – Жаушы (Джучи), которого особо почитали казахи, называя его великим Алаш-ханом за его глубокие познания в деле государственного управления. В этом видится особенная заслуга самого Чингисхана как отца и как учителя-наставника.

Сегодня Казахстану крайне необходимы сильные профессионалы, идейные патриоты, работники в сфере государственного управления, в сфере регулирования общественными процессами, управления стратегическими активами государства. В ближайшее десятилетие Казахстану важно реализовать все программы по модернизации и обновлению социально-экономического потенциала страны, укрепить гражданские, политические и общественные институты. Важная роль в решении поставленных Главой государства задач отводится молодым, энергичным, высококвалифицированным управленцам, которые используя опыт отечественных и зарубежных знаний могут привнести инновации в управлении страной.

Данный вопрос становится судьбоносным, если учесть обстановку, которая складывается вокруг Казахстана. С наступлением XXI-го века, постиндустриального, высокотехнологичного века, когда население многих стран растет, а природные ресурсы, такие как количество питьевой воды, пахотных земель сокращается, природные ископаемые ограничены, вопрос кадрового потенциала для решения этих вопросов приобретает неотлагательный характер. Сегодня все представители молодого поколения должны проявить инициативу и поддержать политику государства, которая направлена на благополучие нашей страны. Время движется вперед, и молодое поколение Казахстана сегодня должно показать и доказать, что оно достойно доверия народа, Первого Президента страны Н.А. Назарбаева для продолжения тех достижений, обретенных за годы независимости. Казахстан на сегодня под руководством Н.А. Назарбаева становится центром многих инициатив, как в геополитике, так и в вопросах ядерной и экологической безопасности, социально-экономических реформ, а также в вопросах духовного развития человечества, межконфессиональных и межрелигиозных дискуссий. Казахстан заслужил признание мирового сообщества, доверие своих партнеров, благодаря стабильности и последовательности проводимой государственной политики. И такая политика укрепляет уверенность в том, что наша страна сумеет воспитать сильную и талантливую молодежь для развития Казахстана.

Источник: http://bolashak.kz/kz/publications/single/28