Астана как показатель динамики развития Казахстана

Астана – это новая столица, где сегодня воплощаются самые смелые идеи и замыслы современного независимого Казахстана. 21 год назад, 6 июля 1994 года, Верховный Совет Республики Казахстан (тогдашний Парламент) поддержал идею Президента страны Н.А. Назарбаева и принял постановление о переносе столицы из города Алматы в город Акмолу. В 1998 году Указом Главы государства город Акмола был переименован в Астану, а через год по решению ЮНЕСКО Астана была удостоена звания «Город Мира». И, действительно, строительство Астаны ознаменовало стремление и желание нашего народа построить новое государство, современное общество и показать свое мирное и добрососедское отношение другим странам. Поэтому Астана – это проекция будущего развития нашей страны.

Важно отметить, что нынешний XXI век – это век начала постиндустриальной эпохи, которая предполагает развитие человечества в большей степени через процесс урбанизации, через строительство и развитие городов. Интересно, что в свое время античный философ Аристотель уделял огромное внимание функционированию города. В своих трудах Аристотель отмечал, что главенствующим фактором в развитии города является именно человеческий капитал. Иными словами, город должен служить тому, чтобы создавать наилучшие удобства и условия для его жителей.

Эта мысль находит свое продолжение и становится очень важной, принимая во внимание тенденцию развития современного мира. Например, согласно прогнозам британского ученого Стифена Эммота, к концу нашего столетия человечество достигнет отметки в 10 миллиардов людей, и большая их часть будет проживать в городах. Возможность данного прогноза можно проследить и на примере Астаны. В 1997 году, в год переноса столицы, население города составляло всего лишь порядка 250 тысяч человек, тогда как к началу 2015 года произошел трехкратный рост, и сегодня в Астане проживают 850 тысяч человек.

В целом, очень важной задачей для современных стран становится развитие передового градостроительства и создание условий для комфортного проживания горожан. В этом отношении Астана показывает свое стремление соответствовать мировому уровню развития и построения благоприятной инфраструктуры для жителей и гостей столицы. В мировой практике градостроительства имеется интересная тенденция, когда функционирование и темп развития современных городов могут быть определены или изменены в течение одного-двух десятилетий. Поэтому, учитывая молодость нашей столицы, становится интересным изучение мирового опыта и новых подходов в современном градостроительстве.

Мне вспоминаются слова гостя из Катара, приезжавшего в Астану для участия в Международном нефтяном совете, который проходил впервые в нашей столице в 2012 году. Во время участия в работе форума я спросил гостя о его впечатлениях о столице Казахстана. Ответ был для меня неожиданным. Он сказал, что во время осмотра достопримечательностей Астаны он обратил внимание на столичную дорожно-транспортную сеть, на транспортно-логистические особенности города. Гость сказал, что в будущем с увеличением населения Астана будет иметь определенные трудности, касающиеся транспортного движения, так как в основном автотранспорт проходит по перекрестным улицам, которые соответственно требуют регулирования в виде светофоров. Оказалось, что и Катар в свое время столкнулся с аналогичными трудностями, и поэтому власти страны решили строить широкополосные шоссе в виде хайвеев (автомагистралей, скоростных автострад с односторонним движением, с разделительными полосами), объездных дорог, чтобы максимально избегать перекрестков для транспортного движения. По словам катарского гостя, это очень помогло в развитии транспортной системы страны. И сегодня, замечая, что в будние дни в Астане становится довольно сложно передвигаться на автомобиле, я все чаще вспоминаю наш разговор.

Вторая мысль, высказанная гостем из Катара, стала очень интересной и опять же неожиданной. По его словам, в развитии города наряду с другими сферами огромную роль играет научно-образовательное направление. В его понимании именно образованность жителей, их знания, культура, воспитание, а также развитие научной инфраструктуры преобразовывают город в постоянный центр инноваций и прогресса. Если обратиться к истории, то можно вспомнить, что в древние времена в поисках новых источников знаний люди ездили в города с богатыми библиотеками и центрами образования, откуда впоследствии увозили с собою драгоценные знания и копии книг. Можно вспомнить и древнюю легенду о кладоискателях, нашедших, наконец, богатство из «копей царя Соломона» и радующихся, что обретут много драгоценностей и разбогатеют. Но когда они вскрыли драгоценные сундуки, они обнаружили внутри одни свитки и книги. Это и было богатством пророка Сулеймана. В то же время сохранилось множество легенд и преданий о том, насколько было могущественным и богатым его царство.

И действительно, что может отличить или сделать особенным в современном мире один город от другого? Возможно, развитая дорожно-транспортная система? Или же строительство современных зданий и развлекательных центров? Учитывая современные темпы глобализации и развитие торгово-экономических отношений между странами, все это можно создать и построить. Но, как сказал мой собеседник, именно наука, образование, культура и атмосфера привлекают людей в одни города больше, чем в другие.

Конечно, в этом отношении Астана и в целом Казахстан быстро преображаются. В первую очередь, это заслуга Главы государства. Именно образование и наука становятся той инфраструктурой, которая придает динамику для развития и закладывает будущие плацдармы перспективного роста. Это программа «Болашак», созданная по инициативе Президента страны в 1993 году и до сих пор не имеющая аналогов в мире, это Назарбаев Университет в Астане, который выпустил своих первых выпускников в этом году, это университеты, колледжи, школы, образовательные центры и даже детские сады, которые стараются перенять лучший мировой опыт для внедрения в собственные программы обучения. Это различные научно-образовательные объекты в столице, такие как Дворец школьников, комплекс Библиотеки Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации, театр оперы и балета «Астана Опера», Национальный музей Республики Казахстан, научные медицинские центры и многие другие научные и образовательные центры. Все это в целом создает научно-образовательную архитектуру города, которая за последние годы преобразила столицу Казахстана.

В этом отношении я соглашусь с гостем из Катара, что в город, где есть развитая интеллектуально-познавательная среда для любознательных и молодых людей, туристам и ученым будет всегда интересно приезжать, а жителям самого города предоставляется возможность для саморазвития и самореализации. И, наоборот, в тех городах, где нет стремления к науке, знаниям и самосовершенствованию, городское общество приходит к деградации, невежеству и, соответственно, к упадку в развитии, к разрухе и потере государства. В мировой истории существует много подобных показательных примеров. Например, если вспомнить историю ранней средневековой Европы, то можно увидеть, что жертвами инквизиции стали многие выдающиеся ученые, мыслители, некоторым из них удалось уехать на острова Британии, которая тогда считалась окраиной для европейских стран. Будучи на отдаленном острове ученые продолжали свои исследования, и так появились многие знаменитые центры науки, такие как Оксфорд и Кембридж, в то время как материковая Европа деградировала и подверглась массовой чуме. Римская церковь была вынуждена внедрить понятие индульгенции для пополнения государственной казны. Впоследствии наука и инновации позволили создать сильную Британскую империю, а английский язык стал международным языком общения. Поэтому процветание города и благосостояние его жителей зависят от научной, образовательной и культурной развитости городской инфраструктуры.

На самом деле, чем были велики в истории Рим, Париж, Багдад, Кардоба, Александрия, Каир по сравнению с другими городами? Во многих этих городах были самые крупные и богатые библиотеки, а также развитый уровень культуры.

Сегодня в современном мировом градостроительстве важной тенденцией развития является наличие долгосрочных устойчивых концепций развития во всех направлениях городской жизни. Например, это концепции развития городского транспорта, благоустройства, озеленения и окружающей среды, экономики, социальной сферы, энергоэффективности и возобновляемой энергетики, городской коммунальной инфраструктуры и вопросов расселения новых жителей и прочее. Важно отметить, что во многих передовых, динамично развивающихся городах, таких как Копенгаген, Ванкувер, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Сингапур, одним из важных направлений устойчивого развития является экология. В целом с учетом упомянутого роста населения к середине нынешнего века важным вопросом станет наличие парковых, досуговых, озелененных районов в городской инфраструктуре. Если обратить внимание на планы данных городов, то можно увидеть, что центральные части этих мегаполисов заняты огромными парковыми зонами, которые являются не только гордостью жителей, но и центрами культурной жизни данных городов.

В связи с этим хотелось бы отметить, что Астане по примеру развитых городов мира было бы полезно развивать наряду с научной и культурной направленностью экологичные парковые зоны и объекты массового досуга. С каждым годом, учитывая увеличение числа жителей столицы, чувствуется необходимость открытия новых центров массового досуга. Хочется, чтобы такие места создавались в новых районах города, чтобы население Астаны могло равномерно распределяться в праздничные дни по всему городу, а жители имели больший выбор для отдыха по примеру таких городов, как Стамбул и Лос-Анджелес.

Поэтому в существующем мнении о развитии инфраструктуры в Астане и целесообразности строительства таких объектов, как комплекс «Абу-Даби Плаза», выставочный комплекс «Астана ЭКСПО-2017», на самом деле следует учитывать упомянутые внешние факторы и внутреннюю динамику роста населения. Динамичное развитие Астаны и страны в целом предполагает, что в ближайшем будущем урбанизация может потребовать еще больших вложений в возведение новых массовых образовательных, культурных и развлекательных объектов, которые будут преображать и превращать Астану в настоящую мировую столицу.

100 шагов на пути построения современного Казахстана

В мае 2015 года Елбасы Н.А. Назарбаевым был предложен План институционального реформирования нашей страны путем реализации «100 конкретных шагов», который направлен на реализацию «Пяти институциональных реформ»,что предполагает выполнение стратегической задачи по построению современного, правового и динамичного Казахстана – «Мәңгілік Ел».

В связи с этим хотелось бы отметить интересную оценку зарубежных экспертов (Д. Бичейн, Р. Кевлиан и других) о том, что стабильное, мирное и прагматичное государственное строительство в независимом Казахстане стало возможным благодаря продолжительности и, соответственно, возможности проведения единой государственной политики под руководством Президента Казахстана Н.А. Назарбаева. Поэтому План нации «100 конкретных шагов» сегодня целесообразно рассматривать как продолжение стратегического курса по строительству современного государства.

В ходе изучения международного опыта обращает на себя внимание тот факт, что в сегодняшних передовых развитых странах Европы процесс государственного строительства занимал несколько веков, и в целом оно подразумевало прохождение двух основных этапов развития, таких как сам процесс государственного строительства и на базе последней процесс национального строительства.

Относительно Казахстана и объявленных «Пяти институциональных реформ» следует отметить, что данные реформы по своей сути уже включают исторические процессы, которые относились к двум этапам государственного строительства в Европе. Если следовать примеру исторического развития Европы, то к первому этапу развития институционального реформирования в Казахстане относились бы такие направления, как «формирование государственного аппарата», «обеспечение верховенства закона» и поддержание «экономического роста». Во второй этап должны были бы войти реформы, направленные на национальное строительство, такие как совершенствование гражданских институтов для продвижения идеи открытого, «подотчетного государства» и меры, направленные на формирование «единой» национальной казахстанской идентичности.

Однако, учитывая тот факт, что Казахстан обрел свою независимость практически всего лишь четверть века назад, а также скорость развития современного общества и мировой интеграции, нашей стране предстоит прохождение данных исторических процессов государственного строительства через один этап – реализацию объявленных «Пяти институциональных реформ».

Сегодня Казахстан действительно достиг того потенциала и возможностей, которые предполагают переход нашей государственности на новый уровень, который заключается в укреплении единой национальной идентичности и чувства гражданственности, ответственности и патриотизма среди казахстанцев, а также модернизации имеющихся государственных и общественных институтов. Предложенный Главой государства План нации «100 конкретных шагов» является возможностью по институциональному реформированию и укреплению нашего общества. Поэтому, учитывая важность объявленных институциональных реформ для Казахстана, хотелось бы изучить широкий мировой опыт и историю институционального развития других стран.

  1. Общественные институты

 История появления общественных институтов связана с давним вопросом государственного строительства – где провести «золотую линию», которая гармонично определяла бы начало частной жизни граждан и степень их вовлеченности в жизнь общества, в дела государства. Этот вопрос был и продолжает быть предметом обсуждения многих авторов и мыслителей.

С этой точки зрения интересен пример, приведенный писателем Амартиа Сеном, в котором он описывает появление общественных институтов в древней Индии. Согласно автору, во времена правления императора Чандрагупта в IV веке да нашей эры было написано знаменитое повествование «Артасастра» (‘Arthsastra’ в переводе означающее «политическая экономика»), в котором основное внимание было уделено важности строительства и поддержания функционирования «социальных институтов» в обществе. Согласно «Артасастре», наличие именно общественных институтов предопределяет успешность в регулировании политических преобразований и эффективность в достижении экономического развития в обществе. Более того, «Артасастра» отмечало огромную роль, которую играли институты и институциональный подход в формировании основ общественных законов, традиций и норм поведения во взаимоотношениях людей своего времени. Как отмечал А. Сен, когда позднее в древней Индии были проведены изменения в сторону либерализации социальных институтов, кодекс традиций общественных взаимоотношений, заложенных в период написания «Артасастры», был сохранен. Поэтому с древних времен во многих странах социальные институты имели огромное значение в процессе государственного строительства и управления.

  1. Концепции институционального развития

В целях достижения наилучшего результата для Казахстана от предполагаемых институциональных реформ интересно рассмотреть опыт взаимодействия институтов и общества, которые существовали в начале институционального развития в Европе.

Институциональное развитие в Европе базировалось на размышлениях европейских мыслителей и в основном имело два направления в понимании роли институтов в обществе. Первое направление называлось «теоретический институционализм», который был предложен такими авторами, как Томас Гоббс, Жан-Жак Руссо, Джон Локк и Эммануил Кант. Они выступали за развитие именно понятия «социального контракта» в обществе. Согласно данной концепции, роль общественных институтов должна быть направлена на создание условий для правового общества, концентрируя внимание на особенностях конкретного общества и его социального контекста.

Второе направление институционального развития в Европе определялось как «сравнительный институционализм» и было предложено такими авторами, как Адам Смит, Джереми Бентам, Карл Маркс и Джон Стюарт Милль. Согласно авторам, эта концепция не была направлена на анализ развития конкретного общества и построения на ее основе «теоретической» модели развития институтов, а больше была направлена на изучение опыта других стран для последующего заимствования и использования их модели институционального развития.

В то же время среди европейских мыслителей преобладало мнение, что для реформирования и построения собственной институциональной системы для любой из стран, помимо этих двух направлений, необходимо учитывать то обстоятельство, что в общественном развитии имеются неинституциональные характеристики, такие как фактор человеческого поведения и традиционный уклад общественных отношений. Поэтому в европейских странах к вопросу институционального реформирования было уделено особое внимание именно в части детализации процесса институционального реформирования.

Особенности каждого из направлений институционального развития заключались в их целях. Например, «теоретический институционализм» в связи с теоретическим моделированием преследует цель именно возможности общественной реализации теоретической модели «институционального социального контракта» в общественном развитии, тогда как «сравнительный институционализм» направлен на поиск наилучших моделей институционального развития для их последующей адаптации.

Однако если проводить сравнение между двумя направлениями, в этом случае первое направление «теоретического институционализма» имеет больше преимуществ для институционального реформирования в связи с тем, что в процессе исследования и построения теоретической модели на примере конкретной страны происходит выявление новых подходов и деталей, которые впоследствии дают возможность для более глубинного реформирования общественных институтов. В этой связи целесообразнее и полезнее нашему обществу использовать именно концепцию «теоретического институционализма» в процессе институционального реформирования. Более того, необходимо добавить, что современная политическая мысль базируется практически на концепции «теоретического, контрактного институционализма», так как «сравнительный институционализм» был использован чаще всего для устранения временных социальных неравенств или улучшения условий жизни уязвимых групп общества.

  1. Институциональное реформирование в Казахстане

Как показывает европейский опыт институционального развития, процесс построения общественных институтов отличителен для каждого общества, и он должен учитывать специфику каждой страны в отдельности. Относительно нашей страны хотелось бы особенно отметить тот факт, что по сравнению с европейскими странами Казахстан имеет другую траекторию исторического развития. Более того, это важно отметить, что на сегодняшний день в мировой научной литературе не имеется единой определенной теоретической модели постсоветской трансформации, в том числе включая модель институционального реформирования. Поэтому, учитывая эту особенность, нашей стране необходимо рассмотреть возможность применения одновременно двух направлений институционального развития «теоретического» и «сравнительного» в целях включения лучших сторон обеих концепций для получения возможности построения собственной модели институционального реформирования, в то же время привлекая лучший мировой опыт институционального развития.

Одной из наиболее привлекательных сторон изучения мирового опыта является возможность оценки того, как развиваются, например, общественные институты Казахстана по сравнению с другими странами. Наиболее приближенной и практичной среди примеров из школы «сравнительного институционализма» является концепция английского теоретика Джона Стюарта Милля. Согласно его философии «утилитарианизма», основной смысл реформирования и развития общественных институтов должен быть направлен на удовлетворение ожиданий и интересов большинства граждан страны. Данная концепция Д. Милля отличается преобладанием прагматичного подхода в изучении вопроса общественного развития.

В этом отношении необходимо отметить, что в целом современная научная мысль относительно институционального развития построена на концепциях, направленных на определение взаимоотношений гражданина и общественных институтов. Другими словами, это современный подход в определении той «золотой линии», которая является показателем того, насколько удовлетворены ожидания человека от его участия в общественной жизни, а также насколько это участие соответствует общественным интересам. В этом практическом отношении Д. Милль придал огромное внимание исследованию взаимоотношений человека и общественных институтов. Согласно английскому ученому, именно институты несут моральную и основную ответственность в определении характера взаимоотношений между обществом и населением. Для Д. Милля было крайне важно, чтобы государство в лице институтов было активно вовлечено в данный процесс формирования взаимоотношений с гражданами и задавало «повестку дня» этих отношений в первую очередь через пропаганду понятия об «ответственном человеке-гражданине» своего общества. Эта работа предполагала целенаправленный и системный подход в деле совершенствования образовательной и научной сферы общественной жизни, так как в понимании Д. Милля становление человека в первую очередь происходит в период получения образования, а после завершения учебы через процесс самообразования, в котором он сам начинает изучать научную, познавательную и другую литературу. Поэтому английское правительство активно поддержало и предоставило широкие возможности общественным институтам в их стремлении формирования открытого обсуждения насущных социальных вопросов в СМИ, которые также давали возможность закрепления ответственности как государства и общественных институтов, так и каждого гражданина. Эта практика обсуждения социальных вопросов общественными институтами во взаимодействии с гражданами страны позволила усилить устойчивость общественных отношений и в целом британского общества, поскольку каждый гражданин мог участвовать, быть вовлеченным и нести ответственность в общем деле.

Среди поздних работ относительно институционального реформирования интерес представляет книга Джона Голбрайта «Американский капитализм» 1952 года, которая продолжила традицию прагматизма Д. Милля и развивала мысль о необходимости и правильности практики взаимодействия институтов с гражданами, призывая к увеличению прагматичного взаимодействия между институтами и населением. В понимании Д. Голбрайта именно такой подход позволил США развить сбалансированную институционально-политическую среду, которая впоследствии способствовала укреплению традиций баланса между ветвями государственной власти и в целом положительно влияла на общественно-политическую систему страны. Поэтому, как показывают примеры Великобритании и США, укрепление общественных отношений происходило в первую очередь через реформирование и развитие институтов общества.

С этой точки зрения необходимо отметить, что План нации «100 конкретных шагов» представляет собой сто прагматичных и действенных шагов по реформированию пяти институциональных направлений в жизни нашего общества, которые предполагают вовлечение во все сферы жизнедеятельности. Как мы видим, и это важно подчеркнуть, что в целом объявленные «Пять институциональных реформ» закладывают традицию казахстанской модели утилантарианизма и институционального развития страны.

В этом смысле следует отметить, что значительное число пунктов Плана «100 конкретных шагов» были посвящены именно запуску новых общественных институтов в пяти направлениях казахстанского общества. Вкратце можно отметить, что в первом направлении «Формирование профессионального государственного аппарата» – это закрепление системы регулярного обучения государственных служащих и внедрение новых этических правил с введением должности уполномоченного по вопросам этики. Во втором направлении «Обеспечение верховенства закона» – это создание отдельного судопроизводства по инвестиционным спорам и международного арбитражного центра AIFC, а также местной полицейской службы. В третьем направлении «Индустриализация и экономический рост» – укрепление института бизнес-омбудсмена для защиты интересов предпринимателей. В четвертом направлении «Идентичность и единство» – разработка патриотического акта «Мәңгілік Ел», проекта гражданской идентичности «Менің Елім», проекта Ассамблеи народа «Большая страна – большая семья» и национального проекта «Нұрлы Болашақ». В пятом направлении «Формирование подотчетного государства» – разработка Закона о доступе к информации, внедрение самостоятельного бюджета для местного самоуправления, усиление роли общественных советов при государственных органах, а также создание государственной корпорации «Правительство для граждан» с функцией предоставления единых государственных услуг. Это короткое перечисление институциональных нововведений, отраженных в Плане «100 конкретных шагов», показывает, что страна выбрала конкретный и верный путь преобразования и институциональных реформ общества, которые прагматичны, своевременны и отвечают интересам народа Казахстана. Для реализации намеченного Плана нации создана Национальная комиссия по модернизации при Президенте страны, которая состоит из пяти рабочих групп по соответствующим направлениям институциональных реформ.

Таким образом, намеченные институциональные реформы обрели поистине национальный масштаб в нашем обществе. Этому способствовала личная воля, стратегическая дальновидность и руководящая роль Главы государства. Казахстанцы верят в реализацию «Пяти институциональных реформ» и Плана «100 конкретных шагов», и свидетельством этому является единогласная поддержка гражданами Казахстана политики Президента страны Нурсултана Назарбаева на прошедших президентских выборах. Институциональные реформы и план «конкретных шагов» по их достижению – это стратегическая модель нашего государства по вхождению в число самых развитых, динамичных и правовых государств мира.

Источник: частично опубликовано на http://presidentlibrary.kz/?p=3866&lang=ru

«Қазақ радиосы» на тему «100 нақты қадам: мемлекеттік қызметкерлерді жүйелі түрде оқыту»

Интервью для передачи «Замандастар» радио «Қазақ радиосы» на тему «100 нақты қадам: мемлекеттік қызметкерлерді жүйелі түрде оқыту» от 11.06.2015 г.

Институциональное развитие Казахстана

«Қажет шексіз білім, ақыл, даналық,

Қолға алуға дүниені қаратып»

Жусуп Баласагуни. «Құтты білік»

В начале марта 2015 года на XVI съезде партии «Нур Отан» Елбасы Нурсултан Назарбаев объявил о своем участии во внеочередных выборах Президента Республики Казахстан. Глава государства предложил свою предвыборную программу, которая направлена на последовательное проведение «пяти институциональных реформ» в нашем обществе.

В одной из бесед с английским профессором П. Фердинандом, автором концепции «транзита от развивающейся страны к конкурентоспособному государству», я поинтересовался, почему современным государствам необходимо проведение институциональных реформ? Почему необходимо разрабатывать специальные «модели» развития? Ведь модернизация общества и реформы проводятся людьми. Профессор ответил, что реформы привносятся лидерами, но дальнейшее их развитие и преемственность зависят от институтов.

В качестве примера важности реформирования институтов хотелось бы привести развитую Германию в период с 1990 по 2000 год. В этот период в немецком обществе остро обсуждался вопрос о том, какой путь должна избрать Германия, чтобы продолжать свое развитие. Возможно, это покажется удивительным и даже неправдоподобным, что страна с самой сильной экономикой в Европе была вынуждена вынести на обсуждение этот вопрос. Однако подобное происходило по следующей причине. Согласно немецким исследователям (Б. Хомбак, Р. Дахендорф, А. Гидденс, М. Ленард), общество Германии в начале 90-х годов XX века посчитало, что является самым передовым государством в Европе и решило, что оно может закрепить существующее развитие. Однако к 2000 году, по признанию самих немцев, социально-экономическая модель страны стала одной из самых беспросветных и саморазрушительных, и требовала немедленного реформирования. Это стало следствием того, что имевшаяся социальная модель уже не предусматривала необходимости дальнейшей модернизации и реформирования общества. В результате Германия приобретала черты застойности и прогрессирующей бедности. Популярная книга немецкого публициста, писателя и журналиста Юргена Рота, вышедшая в тот период, описывала Германию как отсталую страну в социальной, культурной и политической жизни. Только за период c 1990 по 2000 год из Германии эмигрировало около 900 000 молодых немцев, подобного не происходило со времен окончания Второй мировой войны. Главной причиной своего отъезда немецкая молодежь называла «застывшее» состояние общества и отсутствие перспектив. Это было ценой Германии за отказ реформирования общественных институтов всего лишь в течение одного десятилетия.

Последствием «застывшего» состояния для Германии стало возникновение постоянных споров в политических и экспертных кругах относительно дальнейшего развития. По признанию немцев, это привело к тому, что у страны не оказалось четкого плана по преодолению проблем, связанных с экономикой, упадком благосостояния немцев и формулировкой собственной позиции относительно событий, происходящих в мире. Когда в конце 90-х годов XX века в Германии была объявлена идея о построении «нового общества», немцев прежде всего интересовали понятные и конкретные меры по улучшению их собственной жизни и жизни общества, в котором они живут.

В случае с приведенным примером вспоминается притча. Однажды одного суфия спросили о секрете его мудрости, и в чем он видит различие между собственным разумом и разумом других людей. Он подумал и ответил: «Если люди ищут иголку в стоге сена, то большинство из них останавливаются, как только найдут ее. А я продолжаю поиски, обнаруживая вторую, третью, и если повезет, даже четвертую и пятую иголки».

Поэтому сегодня, несмотря на достигнутые успехи и имеющиеся результаты, очень своевременным и правильным является то, что Лидер Казахстана Н.А. Назарбаев в своей предвыборной программе закладывает четкое видение поэтапного развития Казахстана в долгосрочной перспективе и выдвигает на будущее большие цели для общества в таких программных документах, как Стратегия «Казахстан-2050» и программа новой экономической политики «Нурлы жол».

Поиск модели реформирования

 Во время обучения в Великобритании мое исследование включало в себя и изучение постсоветского региона. Мне было интересно понять, как развивается наша страна, каким путем движется Казахстан.

В традициях западной модели образования чрезвычайно развит подход сравнительного анализа (comparative analysis), когда на основе имеющейся литературы идет многостороннее изучение объекта исследования – Казахстана, сравнение с другими странами и определение модели его развития.

Радостным открытием для меня стал тот факт, что Казахстан пользуется большим интересом в среде международных экспертов и исследовательских кругов, так как имеется достаточное количество литературы. Основываясь на анализе, я сделал свое заключение о том, что Казахстан сегодня развивается поступательно и прагматично и поэтому является одним из наиболее успешных государств бывшего СССР. Интересным было и то, что о многих достижениях собственной страны я узнавал из зарубежных источников. В научном лексиконе иностранных авторов часто встречаются такие термины, как state-building (государство-строительство), nation-building (построение национальной политики), institutional building (построение общественных институтов). В целом, по оценкам иностранных экспертов Казахстан как государство состоялось. Следует отметить, что слово building переводится как «строительство» или «здание». Поэтому наш общий «дом» – Казахстан – уже построен. Дальнейшее институциональное реформирование означает, что мы стремимся жить в современном, высоком и уютном доме.

Однако выбор модели развития совсем не прост. В качестве примера этого хочется привести опыт передовых европейских стран.

Времена, когда граждане были ослеплены политическими идеями и лозунгами, в мире проходят, и сегодня для людей становится важным наличие прагматизма в государственной политике. Парадокс заключается в том, что конкретной модели успешного развития практически не остается, так как теперь залогом успешного развития становится возможность постоянной модернизации и эффективность государственных институтов.

В случае Европы реформирование осложнялось тем, что после прекращения идеологического противостояния между капиталистическим и социалистическим строем возникла необходимость реформирования самой европейской модели развития – социально-демократической, которая не была удачной. Сегодня европейцев интересует, как их страны предполагают идти по пути дальнейшего развития в условиях растущих темпов глобализации. Сам рыночный принцип саморегулирования не решает все аспекты жизни общества. Поэтому с середины 90-х годов XX века европейская модель развития находится в «транзитном» состоянии. Как видим, «институциональные реформы», предлагаемые Президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым, являются велением своего времени и основой будущего прогресса.

Пять институциональных реформ

«Қалың елді ұлылықпен билегін,

Сол билікпен – ұлы бектік, күйлі елің!»

Жусуп Баласагуни. «Құтты білік»

 Интересно, что выдающийся мыслитель тюркского мира Жусуп Баласагуни в своей работе «Кутадгу билиг» («Благодатное знание»), написанной в 1069 году, огромное значение придавал роли правовых, законодательных и общественных институтов.

Идея «нового общества», которая была предложена в Германии после трудных «застойных» лет, заключалась в том, что новый толчок в развитии немецкого общества исходил не только от государства или государственных институтов, но также и от участия активных и неравнодушных граждан страны в реформировании Германии и институтов «нового общества».

В связи с этим хочется коротко рассмотреть и поделиться своим пониманием «институциональных реформ», предложенных Главой государства.

Строительство современного государства. Важность данной реформы, как мне кажется, заключается в вопросе, насколько государственный аппарат может справиться с теми вызовами, которые могут возникнуть перед Казахстаном. Учитывая приведенный опыт Европы, хотелось бы отметить, что с момента распада СССР для постсоветских стран, ставших независимыми, не было ранее изученной и готовой «модели» перехода от социлизма к новому государственному устройству. К слову сказать, такой модели до сих пор не существует. В связи с этим, как отмечают международные эксперты, руководство Казахстана во главе с Президентом Н.А. Назарбаевым в первые годы независимости было вынуждено проводить сложные институциональные реформы, опираясь на собственное понимание и опыт управления. По словам зарубежных экспертов, много позже международные институты и организации станут изучать казахстанский опыт как пример постсоветского транзита. Поэтому наша страна, актуализируя реформы, продолжает проводить последовательную политику укрепления государства.

Верховенство закона и защита прав собственности. Данное направление является логическим продолжением институционального реформирования Казахстана.

На сегодняшний день одной из привлекательных сторон правового развития в Европе является наличие института договорного права (Contract law). Данный институт выступает залогом создания наилучшего бизнес-климата в европейских юрисдикциях. Связано это с тем, что иностранный предприниматель, который приезжает в Европу, знает, что если он уплачивает установленный законом налог и исполняет свои договорные обязательства, то он может больше не переживать по поводу сохранности и защищенности своего бизнеса. Этому также способствовало то, что contract law сегодня изучается как отдельный предмет во многих университетах Европы. В свою очередь данное институциональное преимущество помогает эффективной работе европейских судов и правоохранительных органов и в итоге создает преимущественные условия для привлечения инвестиционного капитала.

Устойчивая экономика. Экономическая модель Казахстана создавалась одновременно на фоне трех важных и непростых транзитов. Во-первых, это был переход от коммунистической к новой суверенной модели государственности Казахстана. Во-вторых, демографическое и этническое изменение населения страны, когда значительная часть специалистов эмигрировала на свою историческую родину. И наконец, переход от советской модели экономики к рыночным отношениям.

В оценках постсоветского развития Казахстана международными организациями ставился вопрос о том, насколько экономический успех Казахстана был связан с успешным проведением рыночных экономических реформ и насколько с доходами от роста цен на экспортируемые энергоресурсы. Например, в ответ на этот вопрос анализ мировых цен на нефть за период 1991-2000 годов показал, что цена сохранялась в отметке 25-35 американских долларов, и только к концу 2000-х годов выросла до отметки 139 долларов за баррель, тем самым подтверждая, что экономика Казахстана улучшалась за счет проводимой модернизации. В связи с этим можно утверждать, что новая экономическая политика Главы государства «Нурлы жол» представляет собой продолжение курса реформирования экономики.

Укрепление казахстанской идентичности. На сегодняшний день в странах Европы идут серьезные дискуссии о том, какую национальную политику следует продвигать: этническую (на основе конкретной национальной характеристики) или гражданскую (на основе территориального признака), поскольку национальная политика определяет собой идеалогическое, стратегическое и институциональное развитие государства. В то же время в мировом экспертном сообществе часто задаются вопросом, почему сегодня так актуализирован вопрос о национальном разделении, в то время как цель «государство-образование» становится все менее спорным в связи с усилением процессов глобализации и интеграции. Кто и как определяет, что такое «национальная идентичность»? Поэтому идея Нурсултана Назарбаева «Мәңгілік Ел» о вечном государстве является общенациональной институциональной идеей, которая действительно смогла объединить граждан страны и направить их силы на созидательное развитие общества.

Существует много определений и форм национализма в зарубежной литературе, и от казахстанцев зависит, какую формулу они предпочтут для себя. На мой взгляд, самым приемлемым и в целом прагматичным для Казахстана является форма так называемого «естественного национализма» (banal nationalism), который проявляется именно в ежедневной общественной жизни. Как можно заметить, в Казахстане национализм выражается в толерантности и дружбе народов. Практика показала, что наиболее значительным достижением Казахстана является институционализация межэтнических отношений путем создания специального института – Ассамблеи народа Казахстана. Главными особенностями Ассамблеи являются гарантированное представительство интересов этнических групп в высшем законодательном органе – Парламенте страны, поддержка триединства в языковой политике, проведение Съездов лидеров мировых и традиционных религий в Астане и многое другое.

Институционализация общественных отношений. Основной упор в предвыборной программе Президента Казахстана Н.А. Назарбаева сделан на реформирование государственного аппарата и общественных институтов в нашей стране.

Древнегреческий философ Аристотель писал, что все в природе имеет свою конечную цель. Если граждане объединяются в государство, в общество, следовательно, они живут с надеждой и ожиданием большего процветания и развития. Основываясь на работе Аристотеля, Руссо в своей работе «Социальный контракт» отмечал, что общественное согласие, например, единогласная поддержка населением предвыборной программы главы государства в свою очередь формирует «единую волю» (general will) страны. Это создает суверенность политики государства (body politic), согласно которой глава государства имеет право проводить реформы и модернизацию страны.

Существует множество видов современных теорий о построении государства, которые были предложены в ХХ веке. Среди них наиболее своевременной и практичной является теория австрийского и британского философа и социолога Карла Поппера, который рассматривает само государство как «открытый институт», так как в его понимании государство должно всегда оставаться открытым для решения ежедневных проблем населения и общества. В целом, во всех концепциях государственного строительства можно выделить единую основу – это верховенство закона.

Таким образом, рассмотрев предвыборную программу Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева, направленную на проведение необходимых долгосрочных институциональных реформ развития Казахстана, можно с уверенностью сказать, что основным критерием успешного государства и гармоничного общества выступает наличие видения долгосрочного институционального реформирования, а также предоопределение вектора успешного и гармоничного будущего нашего общества, которые и выступают стержнем предвыборной программы Лидера Нации Н.А. Назарбаева.

 

Источник:  http://ia-centr.ru/expert/20810/

Cosmo-formula for cadres

The President of Kazakhstan has established a new aim for the industrial and innovative development of the Kazakhstani economy through impoverishment of new business ideas. The President’s vision is highly supported by the young generation of Kazakhstanis, as it aims to improve young people’s futures.

Today there are three factors which are needed for the development of the Kazakh state. Firstly, the different social groups in Kazakhstan need to be united by a single will. Secondly, there should be a strong state policy which strengthens national interests. Thirdly, human capital must be developed;  otherwise, education of young patriotic generation of professional administrators, governors. The last point is crucial, as it affects the possibility of innovative and industrial modernization of Kazakhstan and the implementation of all significant plans, which can only become real if there are people who can fulfil those plans.

In this regard it is interesting to recount the story of the father of Abai, who was the greatest Kazakh poet, philosopher and thinker. His father Kunanbai was the governor of the Semey region in Eastern Kazakhstan. Kunanbai was educated and was a rich aristocrat, who gave much attention to the education of the young generation. It is known that Abai was able to receive both an Islamic and a European education because of the help and will of his father. Kunanbai supported talented youth, which then became a feature of the personal character of Abai. Many Russian thinkers who were travelling or living in Eastern Kazakhstan, scientists and politicians who were arrested by the Tsarist regime and sent to Kazakhstan, and Kazakh poets were all guests of Kunanbai. Abai used social occasions for his own self-development with the aim of increasing his knowledge, as a person learns more useful information during a live discussion than by being part of the audience for a lecture.

Being the sultan (governor), Kunanbai was a strong organized person and administrator with a strict character. It is useful to study his method of administration, as it shows how Kunanbai was trying to raise responsible, patriotic and skilful young Kazakhs. The valuable notion was that Kunanbai was always trying to participate in special events and weddings of young people, who were living on his territory. At the same time, Kunanbai gave presents to young married couples in the form of cattle or other domestic equipment. However, the most significant thing was that Kunanbai gave land to new families with the aim of developing young husbands’ administrative skills and underpinning their love for their native land and their responsibility for the wellbeing of their relatives. However, the only requirement which Kunanbai requested from married couples was a careful attitude to the land that had been given to them. If the young couple could not take good care of the land, then Kunanbai had a right to return it and entrust the land to another couple. The main criterion for Kunanbai was effective administration of his territory (Kipshakbaiyev, 2009).

According to the tradition of nomads, it is vital to change the area of land on which people are living and breeding their cattle, as the constant use of a certain area of land slowly but surely destroys the livability of that land. The reproduction of cattle and its growth also depends on organizational skills. Through this practice, Kunanbai was trying to show that land and resources could not be administered in a careless way.

Nowadays, living in a market economy, it seems that Kunanbai was acting in the right way. When the person feels that he owns property, he starts to value and care for his or her possession and thinks how to enlarge it and at least to save what he or she has already got. Sometimes, looking at the actions of so-called “top managers”, who have administered national wealth poorly, there is a wish that ‘the principle of Kunanbai’ had applied to them. If you are not able to manage the resources which were entrusted to you, be honest and give the opportunity to another person who would manage it properly and with responsibility.

There was an attractive fact in the history of the Russian Empire, when Tsar Nikolai II used to collect reports from Government members and regional governors during his holidays at his residences. It was usual that the Emperor did not have enough time to read them all. Moreover, many of those reports had similar content to each other and were repeating statistics of the preceding years. However, the reports were necessary to show the progress of work implementation over a certain period of time, even if Emperor Nikolai was not interested in them. Nevertheless,  the Emperor once took a letter in which a regular governor of one of the Russian provinces, Stolypin, was describing the mechanisms of the modernization of the Empire. Peter Stolypin soon became the Prime Minister of the Russian Empire and with the support of Emperor Nikolai had the chance to make many effective and significant decisions that would benefit the state. After the reforms, which Stolypin initiated, the Emperor of Prussia, Wilhelm, told Nikolai during a private conversation that the social and economic reforms of the Russian Prime Minister were much more effective than the policies of his famous Prime Minister, Bismarck (Solzhenitsyn, 2008: 5–143). It was a personal talent of Nikolai to discover, mark and promote skilful  administrators of new formation.

Today, contemporary Kazakh literature and academic papers try to reflect the diversity and complexity of the Kazakh nation’s history and culture. It is important to admit that  according to local critiques it seems that today in Kazakh society there is much focus on the materialistic side of social life, rather than on art, science and knowledge. Therefore, there is a real necessity for the spiritual and mental enrichment of the young generation.

Recently, historian and writer M. Suleimanov (2009) wrote a book devoted to the ancient formula of the great Genghis Khan, which was universal in Kazakh steep. The author described the principles that were the main criteria for Khan in his training of future administrators for his Empire.

Thus, Genghis Khan was always dividing personalities into two kinds.The first kind consisted of individuals who, in his opinion, were truthful to their occupation and were real professionals, whereas the second kind of people acted only in terms of their own self-interest and not in the interests of the state and of society members. Khan gave much attention to the issues of morality among his entourage.

Moreover, today, due to research, a large audience has become familiar with the ancient nomadic principles of state administration, such as ‘Jasa’ of Genghis Khan and the ‘Power’, ‘Authority’ and ‘Army’ of the past. It is notable that all these principles had one common feature: the aim of finding and supporting people who were faithful and displayed honour and morality in their profession, and for whom it was important to implement their task honestly, rather than to seek material benefits. According to Suleimanov, Genghis Khan named such personalities, who were faithful and reliable, the ‘ar isi’ (which in the ancient Kazakh language meant “truthful and responsible execution”) (Suleimanov, 2009: 23). Afterwards, this term was used in the 1930s in Nazi Germany to indicate the “nation of higher origin”, also known as the ‘Aryan race’ (Wildman, 1996: 87). However, initially, in the era of Genghis Khan, this terminology was in use for the description of a person with distinctive professional and moral traits and strong administrative skills.

Genghis Khan saw people who were mainly occupied with their self-interest, who had a wish for material possession and personal safety and lacked dignity, as potential traitors. In Genghis Khan’s belief, such people were honest with their rulers only because of fear. At that time it was the ruler’s priority to deprive properties of their men. Therefore, such people were not seeing beyond the limits that were identified by their masters. That was the reason why Genghis Khan supported and encouraged initiative, creativity and bravery in his people’s decisions concerning military or public questions. People who only cared about their self-being and their self-preservation could not be inventive and useful for society. Therefore, it was natural for Genghis Khan that such people could easily betray their masters purely because of the wish to increase their own material possessions and avoid any responsibility or obligation. Therefore, Khan found such people to be ‘psychological slaves’ and was forced to dismiss them from his state apparatus, and from the right to govern the population of his Empire (Myzun, 2005, in Suleimanov, 2009: 124).

Moreover, during his invasions of new lands and states, Genghis Khan attracted to his side those opponents who fought with him until the last moment of battles and who were devoted to their former governors. Such people, Genghis Khan believed, would adhere strictly to their beliefs in any situation, and with the help of such individuals, Khan began to build his Empire (Kalashnikov, 1985: 337).

Khan was facing those difficulties which governors often meet when they form the state apparatus. Most of the representatives of the nomadic elite were opposed to Genghis Khan’s attempts to centralize and institutionalize the state power and strengthen the role of the state among tribes. Certainly, those representatives did not care about the state, as they were mainly concerned with their status in society, with their power, and were not thinking about a united and powerful country. Aristocracy was seeking independence and sovereignty from the state. However, Genghis Khan was aware of the destabilizing moods of people in power and therefore made necessary decisions by replacing the representatives of the old aristocracy with new ones. Despite a constant, exhausting search lasting 30 years and which experienced many difficulties and mistakes, Genghis Khan was able to find talented and skilful commanders and governors for his Empire, people whom he later named as the real ‘aristar’ or “aristocrats of the spirit”. At first many of the new ‘aristar‘ did not support Genghis Khan. However, seeing his truthful reign, they accepted his power later. The 30-year period defined individuals for Khan, who had in his perception a moral right to govern the state. Certainly, it was uneasy for Khan to accept the fact that the process of selection was followed by a constant war among tribes and groups, but this was a way to identify the “real” state administrators (Suleimanov, 2009: 164).

One of the key principles of Genghis Khan’s method of administration was objectivity. This notion underpinned the practice of Khan judging and assessing both the old and the young without concern for their material prosperity and rank. This practice enabled young talented public administrators to reach high governmental positions, as Khan listened to their knowledge and thoughts. For instance, nowadays there are many sources which admit the talent, humaneness and strategic mind of Zhaushy, the first son of Genghis Khan, who was greatly respected by Kazakhs for his deep knowledge of the issues of governance and therefore was named the ‘Alash-khan. It was to Genghis Khan’s credit that he could teach his son Zhaushy in such a way (Suleimanov, 2009: 191).

The issue under discussion is significant for Kazakhstan, as there are difficulties in the region. In the post-industrial twenty-first century, the region is faced with problems of rapid growth of population and scarcity of resources, including limited water, land and natural resources. Therefore, the issue of the formation of skilful and intellectual cadres becomes crucial and decisive.

In conclusion, it is worth admitting that today Kazakhstan needs in highly professionals and idelogical patriots, in skillful administrators of public sector, of social affairs and of strategic national resources. In the next few years it is extremely important that Kazakhstan modernize its social and economic potential, strengthen its democratic institutions and underpin its political course. These intentions are possible only if the state has young people who are qualified and eager to lead the country with enthusiasm in the new era of challenges and responsibility.

 

Bibliography

  1. Myzun, U. (2005). ‘Khans and Governors’ The Golden Orda and Russian knyazhestva’, in Suleimanov, M.H. (2009). ‘The era of Genghis khan in Kazakh history’. Zerger Ilyas Press, Almaty, Kazakhstan.
  2. Kalashnikov, I.K. (1985). ‘The cruel century‘. The Sovremennik Press. Moscow, Russia.
  3. Kipshakbaiyev, N.K. (2009). Conversaition on the ‘Story about Kunanbai‘. Noverber, 2009. Astana, Kazakhstan.
  4. Solzhenitsyn, A.I. (2008). ‘Tsar. Stolypin. Lenin‘. U-Factor Press. Moscow, Russia.
  5. Suleimenov, M.H. (2009). ‘The era of Genghis khan in Kazakh history‘. Zerger Ilyas Press. Almaty, Kazakhstan.
  6. Wildman, S.M. (1996). ‘Privilege Revealed: How Invisible Preference Undermines America’. New York University Press. The United States.

 

Source: http://www.centrasia.kz/en/post/view?id=2977

«Казахстан-2050»: ориентир на развитие гражданского общества

«Время есть величайший из новаторов».

Роджер Бэкон

В связи с «глубиной происходящих в мире трансформаций» в 2012 году Президентом Республики Казахстан Н. А. Назарбаевым была выдвинута долгосрочная Стратегия развития Казахстана до 2050 года, ключевым положением которой стало построение сильного казахстанского общества. Государству отводится особая роль, которая заключается в реализации долгосрочного развития нового стратегического курса нации.

Изучение общественных отношений и стремление к их совершенствованию путем улучшения общественно-политических институтов начинается со времен античных философов. Демокрит, Платон, Аристотель, Цицерон и многие другие занимались исследованиями социума. К примеру, Аристотель отмечал, что человек – это политическое существо, которое развивается наилучшим образом и раскрывает собственный потенциал наиболее полно, живя в обществе. Такое состояние он именовал как «teleious».

Современная философия направлена на либерализацию социальных отношений. С этой точки зрения наиболее выразительной, на мой взгляд, является концепция Карла Поппера – «The Open Society» («Открытое общество»), центральной идеей которой является постоянный «процесс удовлетворения социальных потребностей». В контексте нашей страны, как мне видится, нынешние социальные предпочтения граждан определяются именно «открытостью» социальных возможностей для них.

На сегодняшний день Казахстан как суверенное государство добился значимых социально-экономических результатов. В то же время политическая сфера представляет собой стабильный курс развития, направленный на модернизацию Казахстана в XXI веке. Самое главное, по моему мнению, Казахстан – страна с большим потенциалом развития. Подобное суждение разделяет сегодня значительная часть исследователей и экспертов. Поэтому в данный исторический момент для молодого государства становится все более актуальным и насущным развитие именно гражданского («третьего») сектора, то есть общественных институтов. Наличие в государстве развитого гражданского общества и его институтов обеспечивает не только реализацию гражданской активности, но и удовлетворенность самих граждан в выражении своих прав, целей и интересов.

В Казахстане гражданский сектор пока еще развит слабо. И поэтому в этом направлении на фоне слабого развития или полного отсутствия базовых элементов структуры гражданского общества важнейшей задачей становится формирование общественных институтов, так как уровень зрелости общества определяется не столько риторикой политических партий, сколько самочувствием самих граждан, уровнем их удовлетворенности, вовлеченности и осознанным участием в общественной жизни.

По этой причине гражданский сектор – это самостоятельные общественные объединения людей в виде разных организаций – НПО, благотворительных фондов, ассоциаций, академических, образовательных, профессиональных, волонтерских и предпринимательских кругов и пр. Чрезвычайно важным является то, что существование подобных объединений в целом помогает государству в его работе с населением, в получении обратной связи, в формировании позиции и отношения граждан к принимаемым государственным решениям, в повышении уровня участия и доверия людей в реализации совместных инициатив, как государства, так и общества.

Гражданский сектор сегодня становится связующим, мобилизующим и гармонизующим звеном в развитых странах мира. К примеру, на сегодняшний день в Великобритании насчитывается порядка 275 000 благотворительных и около 900 000 общественных организаций. Это действительно внушительные цифры, если сравнить их в количественном выражении, например, с тремя политическими партиями, представленными в Парламенте Великобритании. Следовательно, влияние и значение гражданского сектора играет определяющую роль в британском обществе. Данные общественные организации преображают, наполняют содержательную, нематериальную, духовную часть общества, жизнь самих граждан, занимаются поддержкой и продвижением различных гражданских инициатив. К примеру, на сегодняшний день в гражданском секторе Великобритании занято около двух миллионов человек, а ежегодный доход гражданского сектора составляет порядка 170 миллиардов фунтов. Это становится возможным благодаря активности самих граждан вкладывать средства в собственные организации. Однако, безусловно, политические партии как социальный механизм способствуют развитию и разнообразию общественной жизни Великобритании.

Гражданские организации в Казахстане распространены не в столь широком масштабе, как было отмечено в той же Великобритании. Ведь сколько людей живет в стране, столько имеется разных потребностей и интересов. Это касается в первую очередь социальной сферы, а также экономических, духовных и религиозных потребностей нашей жизни, включая профессиональные, академические предпочтения, а также личностные, групповые, спортивные увлечения и пр. Следовательно, решение или хотя бы охват насущных проблем всех этих разновидностей занятий граждан только посредством инициатив политических партий, правительства или государственных органов видится очень затруднительным, долгим и даже невозможным.

Например, по собственному опыту хочу отметить, что в Ноттингемском Университете в Великобритании, в котором я обучаюсь, каждый день проходят семинары, лекции, различные конференции, презентации книг, тренинги, занятия кружков по интересам, спортивные соревнования и экскурсии в разные города и страны. Электронная почта студента с утра зовет его присоединиться к интересной общественной студенческой жизни. И это только то, что предлагают студенческие организации при университете.

В целом, следует подчеркнуть, что на сегодняшний день гражданский сектор становится приоритетным направлением развития общества для развитых западных демократий. Например, еще в 2009 году Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон отметил, что его страна нуждается в скором «выздоровлении» наряду с экономическим восстановлением. Согласно заявлению Д. Кэмерона, в британском обществе на тот момент имелось много «социальных изъянов». Это проявлялось в росте нигилизма, аполитичности, антагонизма в среде молодежи, в том числе возникающих из-за отсутствия возможности трудоустройства, неудовлетворенности людей уровнем и качеством общественных услуг, а также чувства безучастности большинства граждан страны в общественной жизни. Британия нуждалась в «возрождении общественного начала, сплочения». Поэтому британцам была предложена новая программа развития – «Big Society» («Большое общество»), цель которой состояла в широком вовлечении граждан в общественные начала, в предоставлении им возможностей для самореализации, а также параллельно возлагала на граждан ответственность за судьбу страны. В общем и целом данная программа была направлена на активизацию гражданского сектора и общественных институтов. «Big Society» стало представлением о «современном развитом» британском обществе.

Кроме того, общественные (гражданские) институты часто выступают инструментами для мониторинга и выявления возможных ошибок. В той же Великобритании крупные политические партии лейбористов и консерваторов давно уже перешли в формат общественных институтов, когда партии это уже непросто политические организации с определенным количеством рядовых членов, а институты, которые глубже интегрированы в общественные процессы. Соответственно, партии намного эффективнее выявляют, реагируют и исправляют наболевшие проблемы в обществе. Это и придает всего лишь нескольким парламентским партиям в Великобритании динамизм и актуальность в их работе. Другими словами, общественные институты – это сосредоточение взаимосвязи государства и общества. Важностью формирования подобных «взаимосвязей» является то, что они помогают сформировать традицию институциональных отношений в общественном сознании. Это чрезвычайно важно, когда общественно значимые события или ожидания приобретают институциональный (то есть определенный, обоснованный) вид обращений в парламент, в государственные структуры страны. Именно такая практика отношений гражданского общества придает упорядоченность и цивилизованность принимаемым инициативам и решениям.

Разумеется, в каждом обществе имеются свои определенные особенности, ярко выраженные различия – культурные и исторические, а также личностные предпочтения местного населения. Дело не в ультрасовременных зданиях или в красивых дорогах, важнее строить гражданское, конституционное общество, где каждый человек имел возможность и мог бы в полной мере реализовать свои способности. Философия развитых стран Европы построена именно на этих ценностях свободы и возможностей для самоорганизации. Ведь когда в стране много людей, которые заняты своими увлечениями, интересами, и главное могут организоваться в общественные институты, то для многих людей открываются новые горизонты, им становится интересно жить в обществе, где они могут успешно реализоваться.

На сегодняшний день Казахстан имеет все предпосылки для полноценного развития собственного гражданского сектора, общественных институтов. Относительно взаимосвязанности деятельности гражданского сектора и политических партий в Казахстане хотелось бы поделиться наблюдениями из собственного опыта. В свое время, работая в партии «Нур Отан», я для себя понял, что политическая партия, как говорилось выше, это надежный механизм для продвижения общественных инициатив. К примеру, на сегодняшний день партия «Нур Отан» насчитывает в своих рядах около 850 000 членов, объединенных в 5 600 первичных организаций по всей стране. Данные первичные партийные организации включают в себя представителей всех социальных групп населения. Это и есть готовые «общественные организации» для развития гражданского сектора в Казахстане. Именно поэтому, если граждане страны, объединяясь в первичные партийные организации, таким образом выражают свои интересы через партийный механизм, это означает, что политические партии в стране, и в частности партия «Нур Отан», выступают в качестве «гражданских институтов» общества. И это обнадеживающий факт, так как данное обстоятельство укрепляет, ускоряет и закрепляет взаимные связи внутри гражданского общества.

В целом, Стратегия «Казахстан-2050», ориентированная на развитие «гражданского сектора» и общественных институтов, является приоритетным направлением и механизмом для достижения целей и раскрытия потенциала казахстанцев. Именно граждане Казахстана со всеми их потребностями, интересами и ценностями выходят на первый план, становятся главными действующими лицами общества, субъектами происходящих в нем процессов. Фактически от самих казахстанцев зависит будущее развитие современного Казахстана как демократического, правового и социального государства, построение в государстве высокоэффективной экономики, мобильного и активного общества, динамичной политической системы. И сегодня наша страна имеет все возможности и условия для успешной реализации этих начинаний.

Источник:  http://bolashak.kz/kz/publications/single/51